Трансформация

Интервью с ректором Атырауского государственного университета имени Х. Досмухамедова Абзалом Талтеновым было назначено на девять утра. К нашему приходу, к 8.45 часам он уже был в своем кабинете, давал распоряжения. Помощников не было. Первый руководитель общался напрямую с подчиненными. «Хозяйственник» – вот первая мысль, которая посетила нас еще в самом начале беседы.

– Кабинет у вас в пастельных тонах, – обратили мы внимание, не став дублировать английскую традицию начинать разговор с погоды.

– Вы тоже заметили оформление? Я был в этом кабинете в 2002 году, пришел на встречу с первым руководителем вуза. Вернувшись сюда уже в 2016-м году ректором, вспомнил, что, как и 14 лет, назад, он оформлен в тех же красно-белых тонах. И осознал, что здесь мало что изменилось, раз даже кабинет ректора в таком же стиле. И вместе с кабинетом пришлось много чего поменять в вузе.

– Мы это поняли еще на подступах к университету. Центральный вход закрыт, проход только сбоку.

– Да, придется потерпеть. Мы переоборудуем вход, введем электронную систему пропусков, чтобы точно знать, кто, какой студент, когда посетил университет. И это будет не просто читка пропуска, а фейс-контроль. Студенты могут кому угодно передать свой пропуск, лишь бы данные были забиты в базу посещения. А фейс-контроль обмануть невозможно. Если студент, даже самый умный, не посещает занятия, специалист из него вряд ли получится. Кроме этого, в 178 аудиториях установили ­аудиовидеонаблюдение. Я хотел бы знать, как и на каком уровне ведется преподавание. И не просто видеть, а слышать, поэтому предусмотрен такой контроль.

– В фойе, по пути в ваш кабинет, расположен музей. Раньше он был в другом месте. И это действительно был музей с экскурсоводом. Почему его перенесли?

– Да, вы правильно заметили, что наш музей был в другом месте, этажом ниже, хорошо охранялся. В год его посещали дважды гости из Алматы, трижды – делегации из Астаны и еще столько же раз – приглашенные на различные конференции. А вуз для кого предназначен? В первую очередь для студентов, которые как раз-таки не могли туда попасть, дверь часто была закрытой. Я предложил переместить музей в фойе, чтобы каждый мог лицезреть экспонаты, фотографии известных людей нашей области, в том числе работавших в нашем вузе. Многие были против, мол, ну, как можно ценный экспонат разместить в фойе, на открытом месте. Боялись, а вдруг вазочка превратится в пепельницу. Видите, какой менталитет у людей! Только негатив, все должно быть закрыто. Я объяснил сотрудникам, что есть такое понятие, как кредит доверия. Видя красивую вазу, старинный кувшин, ценный экспонат, вряд ли у кого-то появится мысль или поднимется рука сделать из него урну. Надо менять образ мышления людей и начинать надо с мелочей. Ведь у нас обучаются не просто студенты, это будущие специалисты, в первую очередь педагоги, которые через несколько лет сами будут учить. А чему, если в вузе, кроме лекций, им ничего не объясняют? Мы должны воспитывать будущую интеллигенцию, должны работать над тем, чтобы паренек из аула или дочка домохозяйки получили в вузе не только диплом, а видение, образ современного, далеко идущего человека с широким кругозором и здоровыми амбициями. Тут одной лекцией не обойтись, надо работать пошагово, объяснять и доверять. А вы видели наше общежитие? Там сейчас завершается капитальный ремонт.

– Мы как раз хотели расспросить об этом. Старое общежитие пединститута, в котором в одно время размещались кафедры АГУ, преобразовалось.

– В свое время там проводился ремонт, но только фасада, то есть внешнюю сторону облагораживали. А общежитию №2 ровно 50 лет, за эти полвека внутри мало что обновлялось. На этот раз мы сделали капитальную реконструкцию для комфортного проживания 600 человек.

На что я обратил внимание, когда в первый раз посетил общежитие? Где-то в конце коридора располагалась прачечная. Открываю дверь, а там висят медные тазики. «Что это?» – спрашиваю. «Медные тазики», – отвечают мне. «Вижу, что медные тазики. Но ЧТО ЭТО?». Вспомнил, как сорок лет назад мы с отцом и братьями ходили в баню париться в таких вот огромных тазах. Представляете, XXI век на дворе, а наши студенты до сих пор стирают в таких условиях. И это будущие педагоги, интеллигенция! Я попросил выбросить подальше эти тазики, поставить пять новых многофункциональных стиральных машин и сделать так, чтобы дверь в прачечную не закрывалась ни-ког-да! Человек дома стирает, когда есть необходимость, а не по регламенту. Вот пусть так и будет. Надо уважать людей. Надо смотреть вперед, а не озираться по сторонам. Надо двигаться дальше и других за собой вести.

Еще вот момент, извините, про наши санузлы. На этаже, где сидят ректор, проректора, установлены хорошие санузлы, чисто, аккуратно. В других зданиях похуже. И чистоты там нет. И вот я попросил заменить, поставить везде хорошую красивую сантехнику. «Зачем? – спрашивают меня работники административно-хозяйственной части, – ведь студенты все испортят». Но мы же должны менять сознание людей. Давайте начнем делать это с таких мелочей, как чистый, ухоженный туалет.

­В общем, приходится менять не только стены вуза, не только кафель в прачечной, но и психологию людей. Последнее, конечно, посложнее дается, но работаем на результат.

Например, есть у меня такая мысль – договориться с нашим драмтеатром о посещении спектаклей. Каждый спектакль будут посещать триста наших студентов. Согласен, что не все любят спектакли, не всем по душе театральная атмосфера. Но как же ты будешь называть себя человеком с высшим образованием, если ни разу не посетил театр. Как? О чем учитель будет говорить с ребятами на уроках или как он будет называть себя дипломированным специалистом, если ни разу не был в театре, понятия не имеет, что такое спектакль? Я уверен, что если постановка будет хорошая, если актеры на сцене будут играть живо и интересно, то человек обязательно увлечется. Мы повезем студентов в мечеть Бекет Ата, к захоронению Махамбета, на Меловые горы. Пусть знают и гордятся своей Родиной!

Так, шаг за шагом, будем менять менталитет людей.

Посетил как-то музыкальный факультет, обратил внимание, что там нет зала, нет сцены. Но, извольте, мы готовим педагогов по музыке, вокалу, исполнителей-инструменталистов. Какие же из них получатся специалисты, если они не будут знать, что такое сцена. Вот так, пошагово у нас происходит трансформация.

На кафедру музыки и искусства пригласил троих выпускников Национальной консерватории. Направил их на факультет, а они на следующий день вернулись. Говорят, что там часов для них нет, все распределили. Каждый преподаватель по полторы ставки набрал, а многие из них далеко за пенсионного возраста, а молодым создают препятствия. Зачем им конкуренты?! Пришлось вмешаться.

Иду я недавно в типографию. А там работники смотрят на меня удивленно. Мол, к нам сюда ректор практически не заходит. Почему же, спрашиваю? Не принято, говорят. Ректор обычно сам вызывает их. Вот как можно так работать? Поэтому я убрал должность помощников, стараюсь до всего дойти сам, в том числе и до типографии.

Это все я рассказываю для того, чтобы показать, как важно для хорошего результата поменять сознание людей. А начинать надо именно с себя. Мы должны перекроить менталитет людей, показать, что работать, как вчера, не получится, надо меняться каждый день. И в первую очередь, это касается образования и науки. Без науки нет прогресса.

– Вот как раз о науке хотелось бы поговорить более подробно. В феврале 2017 года Атырауский государственный университет посетил вице-министр образования и науки РК Асланбек Амрин и обратил внимание, что на местах наука не развивается. Про нашу область не стал говорить конкретно, но мы же видим, что результата пока нет.

– Вы правы. В школе образование дается через воспитание и познание. В вузе – через науку. Без науки университет существовать не может. В АГУ были только единичные факты, когда ученые выигрывали гранты. И к большому сожалению, всех это устраивало. А наука – это двигатель прогресса. Поэтому я попросил всех ученых подготовить научные проекты для печати в зарубежных изданиях. В прошлом году было опубликовано только 5 проектов, а в этом году нам удалось напечатать 42 научных проекта.

Есть такое понятие «играющий тренер». Оно применительно для всех направлений. Жания Аубакирова каждый день после пяти вечера закрывает свой кабинет и играет на фортепьяно три часа. Айман Мусаходжаева до сих пор дает концерты, постоянно гастролирует. При этом обе они профессора и ректора вузов. Так и должно быть. Не надо почивать на лаврах. Надо каждый день доказывать, что ты ученый, профессор, и должен заниматься наукой. Я своим ученым так и сказал – или будете заниматься, или будем прощаться. Просто так читать лекции не получится.

Возможностей для развития прикладной науки в регионе более чем достаточно. Например, комары, наши знаменитые атырауские комары. Ежегодно акимат выделяет десятки миллионов тенге на борьбу с этими кровососами. Почему бы нашим ученым не подумать над тем, как искоренить их до вылупления, до начала отложения яиц и личинок? И деньги, которые акимат выделяет на уничтожение комаров, пришли бы к нам.

В этом году финансирование научно-исследовательской деятельности университета превысило 70 млн. тенге. Впервые мы реализовываем проект по коммерциализации научных исследований совместно с ТОО «Алмалы қүс» при финансировании АО «Фонд науки» при МОН РК. Оказывается, в «Алмалы қүс» ежедневно накапливается до 40 тонн куриного помета. Чем не удобрение? Целина для ученого.

– Аудиторий для занятий в университете достаточно? Планируете ли расширяться?

– Условия есть, поэтому дополнительно ничего строить не будем. Кто там будет работать? Надо сначала кадры подготовить. В свое время для уголовно-правовой специальности оборудовали криминалистическую лабораторию, а работать, увы, некому. В итоге оборудование стоит без дела. Потому для начала мы подготовим квалифицированных специалистов, а сделать это намного сложнее, чем просто построить здание. На сегодня у нас есть 2 исследовательских института, 5 научно-исследовательских центров, 7 научных лабораторий, офис коммерциализации и бизнес-инкубатор. Этого вполне достаточно, чтобы наши ученые работали, засучив рукава. Чего я и хочу добиться.

– О каких новшестах вы еще могли бы рассказать?

– Впервые в истории нашего вуза у нас с этого года обучаются восемь обладателей нагрудного знака «Алтын белгі». Впервые! Восемь! Раньше какая психология была у людей? Наш вуз был для многих как запасной аэродром. Мол, если не поступлю в Астану или Алматы, то придется учиться в АГУ. Мы меняем этот стереотип.

В 2015 году у нас обучалось 5657 человек, в 2017 году – уже 7005. В прошлом году у нас было не более 40-50 грантов. В этом году – уже 63. Дополнительно по республиканскому гранту учатся 362 человека, 83 – по программе «Серпiн» и 158 студентов – по грантам акима Атырауской области, которые в этом году также выделили впервые. По магистратуре в прошлом году у нас было всего 11 грантов, в этом году уже 94.

В республике много лет проводится конкурс «Лучший преподаватель вуза». Наша область несколько лет почему-то не участвовала. В прошлом году мы отобрали шесть номинантов и представили на конкурс, трое из них получили высокое звание «Лучший преподаватель РК». В этом году от нашего университета победителями стали уже пять человек.

22 человека по гранту учатся в докторантуре. Они придут на смену нашим ветеранам, которые уже, честно говоря, устали. Но пока их заменить некем. Пока растим молодые кадры. Правда, за границу пока отправить не могу – английский слабоват. Поэтому мы решили так: пять дней учимся и работаем. На шестой день приходим и изучаем английский, турецкий и китайский. Бесплатно.

Мы возрождаем клуб «Атамекен» в рамках государственной программы «Рухани жаңғыру». В акимат подали 17 проектов, в том числе и расширение центральной городской площади им. Исатая и Махамбета. Построим перед главным корпусом здание в виде юрты, планируем развивать художественное и прикладное искусство.

По международному рейтингу лучших вузов мира UI Green Metrics World University Ranking, куда вошли 640 мировых вузов, мы на 378-м месте. В этом же рейтинге университет имени Сулеймана Демиреля находится на 387-ой позиции. На сегодня среди отечественных вузов у нас 16-е место. Мы должны вой­ти в десятку лучших вузов страны. А вообще, моя мечта – войти в пятерку лучших казахстанских вузов.

– Можно сказать, что в новогоднюю ночь вы загадаете это желание – войти в пятерку лучших вузов страны?

– Можно и так сказать. Только Дедом Морозом буду я сам.

Марина КУАНЫШЕВА

Administrator