Канат Тасибеков: «Пишу о казахском, учусь ему сам»

Как гражданин Казахстана, стремящийся говорить и думать на государственном языке, я всегда в поисках наиболее оптимальных и эффективных методик для қазақ тілін үйрену үшін. Методик немало, что-то вдохновляет, а что-то вгоняет в тоску, делая государственный язык тяжелым для освоения. Но лично для меня интересной показалась подача материала у популярного сегодня Каната Тасибекова. На днях нам с ним  удалось пообщаться, и вот что из этого получилось.

 

Что усадило за словари?

– Недавно осилила первую часть вашего труда – «Ситуативный казахский». Интересно, информативно, доступно. А как возникла идея написания книги?

– Это было в 2010 году, и мне тогда перевалило за пятьдесят. Нельзя сказать, что не знал языка совсем – ведь это мой родной язык. Но познания мои были недостаточны не только для того, чтобы я мог точно выразить свои мысли, но и для элементарного общения. Я часто ловил себя на мысли, что иностранный – французский – язык знаю гораздо лучше, чем родной казахский, а это наносило большой удар по моему национальному самолюбию. Да-да, в первую очередь самолюбие, в хорошем смысле этого слова, усадило меня за словари.

Вначале я даже не задумывался о написании книги. Учил язык по своей методе, появилось много наработок, и решил поделиться ими с русскоязычными взрослыми людьми, которые хотят изучать казахский. Моя книга – не исторический и не этнографический труд, а пособие по развитию устной речи. Об обычаях, менталитете и родах я пишу лишь потому, что, не зная этой базы, язык освоить невозможно.

 

Интерес к языку есть

– Так как я являюсь представителем нетитульной нации, мне особо интересно было познакомиться с книгой. И я, как в предисловии рекомендовал знаменитый, к сожалению, ушедший из жизни Герольд Бельгер, самое существенное для себя подчеркивала-обводила. Ваша книга – самый настоящий учебник по изучению казахского!

– Я уверен, в Казахстане не было более внимательного и одновременно благодарного читателя моих книг, чем Герольд Карлович Бельгер. Он вчитывался, по его собственному выражению, «неторопливо, с карандашом в руках» в каждое слово моей книги, написал предисловие к ней, и по его же рекомендации я дал первому тому подзаголовок «Мир казахов». Также Герольд Карлович вычитал и мою вторую книгу с подзаголовком «ДИАЛОГОВ» и дал на нее блестящий отзыв. Герольда Карловича не стало, когда моя третья книга готовилась к печати, и боюсь, что мы по-настоящему еще не скоро поймем, насколько нам сейчас его не хватает.

Что касается переиздания, то уже давно стало привычным, что автор пишет и одновременно ищет спонсора на издательство книги. У меня же, слава Аллаху, достаточно своих средств, чтобы выпускать книгу, тем более продается она очень хорошо, что, конечно же, говорит о том, что у людей есть интерес к изучению языка, и если интересно и эффективно подавать материал – это будет востребовано.

 

Помогли с женгешкой

– В отличие от ряда других учебных пособий, в «Ситуативном казахском» вы начинаете просто – с родственников, с их отношений и проч. (Наконец-то я, кстати, разобралась — кто же такая у казахов женгешка…) Как удалось найти то самое, что смогло меня, к примеру, читателя, привлечь?

– Я просто написал книгу о том, как сам изучал язык, то есть это мой пройденный путь, мой опыт изучения языка. А люди восприняли это как новую методику изучения языка. Значит, это действует. С другой стороны, человек лучше всего воспринимает информацию, уча других. Поэтому, когда я пишу свои книги, я учусь сам. И мне это нравится.

И еще. Во всех обучающих центрах, языковых комитетах, а также системе МОН – везде работают люди, для которых язык является родным и которые сами прекрасно им владеют. Но владеть самому и уметь научить – это, как говорят в Одессе, «две большие разницы».

– А вы сами просматривали пособия по изучению казахского? Что вы о них думаете?

– Есть такое понятие, как цеховая солидарность. Я никогда не критикую других авторов, однако тот факт, что за годы независимости, угробив такое количество бюджетных средств, мы так и не добились сколько-нибудь значительных успехов в распространении казахского языка, говорит сам за себя.

 

Не надо учить формально

– И всё же, время идет, и как в мое время в школе учили казахский – заучивая стихи наизусть, так и по сей день, на своих детях я это наблюдаю. Но ведь так язык не выучишь?

– Я бы сказал, что проблема заключается в формальном отношении к этому вопросу. К сожалению, приходится констатировать, что подобный подход к решению этой проблемы встречается на всей цепочке обучения языку – детсад-школа-вуз-курсы для взрослых. Мне кажется, что многие из тех, кто занимается преподаванием языка, тех, кто произносит речи о развитии государственного языка на различных собраниях и заседаниях, на самом деле не особенно заинтересованы в решении проблемы. Ведь о результате никто не спрашивает, а зарплата, как говорится, идет.

– Заметила, что в Атырау часто говорят не «дүйсенбi» (понедельник), а бiрiншi кун, не «жұма» (пятница), а бесiншi кун. Это у нас такой диалект или в других городах Казахстана также?

– Это региональные особенности, которые нельзя назвать диалектом. Вот, например, обычный китаец из Гуанчжоу может понять китайца из Пекина только через переводчика, настолько отличается кантонский диалект от общекитайского путунхуа. Вот это диалект. А у вас я слышал, например, «бершиш», «қойшиш» или даже «бер дағы», «қой дағы», но из-за нескольких диалектных словечек нельзя говорить о существовании западного диалекта, впрочем, как и южного или восточного. На всей огромной территории РК один язык. С научной точки зрения, скорее, татарский, башкирский, кумыкский, ногайский, киргизский, узбекский и т.д. языки – это диалекты одного тюркского или кипчакского языка.

 – Планируете ли выпускать еще книги по изучению казахского?

– Да, конечно, я намерен и дальше работать в этом направлении и писать не только книги. Базис моей методики сформирован, основные структурные элементы имеются. Сейчас планирую добавлять аудиосопровождения, подумать над визуальным рядом. Хочется на телеканалах создать цикл уроков изучения языка, снять сериалы по сценариям, которые я пишу, запустить вебинары в Интернете. И вообще, я считаю, что языковые ресурсы должны быть многоцелевыми – чтобы можно было узнавать новую информацию, например, по обычаям, менталитету, одновременно учить язык, и обязательно, чтобы сюжет был легкий, увлекательный. Ведь когда интересно, то эффективность усвоения выше. Но все это стоит денег.

– В соцсетях стали в последнее время активно мешать казахский с русским, причем делают это тоже неплохо, иногда забавно. К примеру, пользователь Facebook Anna Kourova, у которой почти 2 тыс. подписчиков, увлекательно рассказывает почти ежедневно о казахских обычаях и даже позиционирует себя как «орыс келiн». Несколько лет назад появились «OryStar Show». Как вам такая тенденция?

– Это очень здорово! Читаю, когда попадаются в ленте, прекрасные тексты Анна в ФБ, а с ребятами из Орыстар шоу я знаком лично и считаю, что они – большие молодцы и делают очень много для популяризации языка этим своим необычным и оригинальным методом. Очень талантливо.

– Что бы вы пожелали тем, кто изучает язык Абая?

– Успехов в изучении государственного и родных языков, так как язык – это основа национальной идентичности.

Досье «ПК»

ТАСИБЕКОВ Канат Галимович

Родился в 1959 г. в Целиноградской области. Окончил Алма-Атинский зооветеринарный институт со специализацией по коневодству. C 1977 по 1981 год был чемпионом Алма-Аты по боксу, кандидатом в мастера спорта СССР. Работал в Целиноградском СХИ. В 1985 году поступил в аспирантуру Тимирязевской сельскохозяйственной академии в Москве, защитил диссертацию по спортивному коневодству. С 1994 по 1998 год по программе «Болашак» обучался в Бургундском университете, Дижон, Франция. Сейчас занимается бизнесом в области кормовых добавок, учредитель и директор ТОО «АЗВИ».

 

Подборка постов/публикаций в соцсетях для тех, кто изучает казахский, от Anna Kourova

В казаxском языке есть много коварныx вещей. Только выучишь законы ассимиляции и сингармонизма, и тут бац – кітап. Или қасиет. Или қажет какой-нибудь. Пишешь уверенно «қазыр» – а он, оказывается, «қазір».

Еще бывают такие слова, как азық-түлік (продукты) – только настроишь язык на твердый азық, и тут бац – түлік. У меня до сих пор получается әзік-түлік или азық-тұлық в зависимости от настроения.

Даже в счете от одного до десяти есть коварный переxод с мягкого сегіз (8) на жесткий тоғыз (9), и восьмерка (сегіз) у меня обычно превращается почти в жвачку (сағыз).

А знаете, какое слово самое сложное для меня? Құқық (право). За 10 так и не научилась говорить его красиво и естественно.

Лет 10 назад, на заре моего келін жолы, один сосед решил подшутить надо мной, сказав, что «картоп» говорить неправильно, это калька с русского языка, а надо говорить «жумыртқа тас» (камень-яйцо).

В тот же день на базарчике, гордясь своими глубокими познаниями в казаxском языке, я попросила:

– Екі кило жумыртқа тас (2 кило каменныx яиц).
– Бізде жұмыртқа жоқ (у нас нет яиц).

– Жұмыртқа емес, жұмыртқа тас (да не яиц, а каменныx яиц).

– Бұл не? (Что это?)

– Картошка ғой!

Картошку мне насыпали всем овощным рядом. Яйца тоже купила – вдруг сосед будет по улице прямо под моим балконом проxодить.

#орыскелін #орыскелин

Anna Kourova. Facebook

Надежда ШИЛЬМАН

Administrator