Возрождение из пепла

Роль личности в истории. Тема обширная и непростая. Несомненно одно – при определенных обстоятельствах один человек способен изменить ход мировой истории. ­Сегодня в продолжение рассказа о казахской истории через призму деятельности наших ханов мы постараемся косвенно затронуть и эту тему.

Ломать не строить

Когда умер хан Касым, вдруг обнаружилось, что все могущество ханства, пугавшее соседей и вызывавшее уважение у более отдаленных государств, держалось лишь на авторитете этого незаурядного человека. Во-первых, нарушился порядок престолонаследия, до сих пор трон наследовал следующий по старшинству брат. А тут Касыма сменил его сын Мамаш (1522 — 1523). Возможно, не все султаны были согласны с этим, во всяком случае сын брата Жанибек хана Адика (Әдік-сұлтан) Тахир. Письменных сведений о конкретных причинах начавшихся разногласий нет, но уже через год ханом оказался именно Тахир. Персидский историк Хайдар ибн Али Хусайни Рази по этому поводу пишет так: «После смерти Мамаш хана в Казахском ханстве началось большое несогласие: султаны Дешт-и-Кипчака, известные как казахи, много воевали друг с другом. В конце концов, ханом был провозглашен Тахир-султан».

 Но одно дело воссесть на трон, а другое – соответствовать столь высокому сану. «Он всегда отличался от многих равных себе нелегким характером, — пишет Мирза Хайдар, хорошо знавший Тахира, — по природе своей это был человек злой и жестокий, крайне подозрительный». Что бы Тахир хан ни делал, все давалось с трудом и все его начинания кончались неудачно. Он не обладал ни дипломатическими, ни военными талантами, о чем свидетельствуют его неоднократные военные поражения и дипломатические неудачи. Тиран по своей природе, Тахир стал виновником смерти своего брата Абу-л-Касима, которого убили, обвинив в жестокостях хана. «Сделавшись ханом — первым лицом страны — Тахир дал волю своим природным склонностям и продолжал жить наугад. Результаты не преминули сказаться тут же. Еще зимой 1523-1524 гг. его покинула часть казахов. К середине 1526 г. дела Тахир хана стали совсем худыми, а его жестокость и подозрительность усилились. По этой причине, — пишет Мирза Хайдар Дуглат, — просвещенные сердца султанов отвратились от него».

Соседние государства не преминули воспользоваться столь благоприятной для них ситуацией. Мирные отношения Тахиру удалось сохранить только с Моголистаном. А Сибирское ханство, шейбаниды и ногаи перешли в контрнаступление. Начал хан Ташкентского вилаята Суюнчи ходжа хан. Девятый сын грозного Абулхаира шейбанида от внучки Аксак Темира Рабии Султан Бегим вырос образованным и талантливым полководцем. Он сумел вовлечь в коалицию против казахов своих дальних родственников — сибирских ханов (тоже от ветви Шейбана) и ногаев. Как пишет историк Трепавлов: «… ногаи, узнав о смерти Касым хана, воспрянули духом. Началась ногайская реконкиста». В результате казахам пришлось воевать на три фронта – с севера совершал набеги глава сибирского юрта Ибак, с юга — упомянутый уже Суюнчи, а с запада — ногаи. Такого массированного удара казахи не выдержали.

Владения Тахира сузились: все присырдарьинские города вновь отошли к Мавренахру, весь нынешний Северный и Центральный Казахстан перешли во владения Ибака, а на западе ногаи дошли до Тургая и Аральского моря. Будущий великий хан Казахов — младший сын Касыма – Хакназар оказался в Ногайской Орде в качестве почетного пленника — аманата. А когда и Могулистан заключил союз с шейбанидами, по признанию Мухамед Хайдара, «Казахского ханства не стало».

Не спешите хоронить!

Но вести о кончине ханства были несколько преждевременны. Казахи удержались на территории Жетису. Недовольные правлением Тахира беки покинули своего хана, а сам незадачливый правитель удалился из своего улуса и умер в 1533 году среди кыргызов. После Тахира быстро сменились несколько ханов, которые не сумели навести порядок в Орде. Ни Буйдаш, ни Тугум с Ахматом не обладали качествами, которые могли бы склеить лопнувшее по швам ханство. И только спустя 15 лет после смерти Касыма на трон взошел Хакназар. Хан, дольше всех правивший казахами и сумевший заложить фундамент могущества Орды на долгие годы. К слову, достоверных сведений о том, как он пришел к власти, практически нет. Поэтому поделюсь своими догадками. Из писем Шейх Мамая (правитель восточного крыла Ногайской Орды, потомок Едыге и зять Касым хана) Ивану Грозному мы знаем, что «царевич Казацкой Орды Хакназар» находится на его попечении. Также известно, что следуя примеру своего знаменитого предка, ногайские бии возводили на престол послушных ханов, вытребовав себе титул беклербека (бектердің бегі, ұлы би) и правили своими подданными от имени кукольного хана, практически оставаясь независимыми. Эти факторы позволяют думать, что Хакназар сел на трон при поддержке ногаев. Если это было так, то Шейх Мамай ошибся в своем выборе. Хакназар не назначил своего патрона беклербеком, а встав на ноги, принялся объединять разрозненные рода и племена казахов под своей властью. Он оказался не по зубам ногайским биям и не дал им возможности своевольничать. В результате ногаи вновь откололись от казахов, а Хакназар перенес свою ставку на восток. Началась долгая борьба за возвращение отнятых недругами земель и городов.

Вернуть. Расширить. Удержать

Сорок два года правил казахами Хакназар. В эти годы (1538 — 1580) Казахское ханство достигло своего наивысшего могущества. Перед ним стояла задача возродить улус отца из пепла, и он блестяще справился с этой задачей. И хотя большую часть своего правления он провел на коне, возвращая величие государства своего отца, правил мудро, часто предпочитая дипломатию силе оружия. Он единственный, кто сумел объединить всех казахов под одной (своей) рукой. В период его ханствования окончательно был сломлен Моголистан, города на юге оказались под протекторатом казахских ханов, на севере границы расширились до нынешней Сибири. Он совершил несколько походов «в ногаи» и где словом, где оружием возвратил их в свое подданство. Чтобы не описывать все события, дадим слово историческим документам. Только оговоримся, что в русских документах его называют Акназаром.

Так, Рычков, основываясь на башкирских преданиях, писал:

 «Сей Акназар, учинившись ханом, в великое усилование пришел и владел не только одними теми ногайцами и Башкириею, но сверх того Казанское, Сибирское и Астраханское царство, Бухарию, Хиву, Ташкент и другие многие города под власть свою покорил и дань с них собирал… В башкирском же народе до того Акназар-хана владели зауральскими сибирский Кучум-хан, бельскими и яицкими, т.е. по реке Белой и Яику жившим, казанские; а горскими, ногайские ханы, которых потом означенный Акназар-хан всех один в своей власти имел; и усмотра их непостоянства и разные воровства, всячески их изнурял, и в бессилие приводил; ибо на три двора по одному токмо котлу иметь допущал, и как скот и пожитки, так и детей их к себе отбирал, и землями владеть також и через реку Белую переходить не допущал, а кои звероловством промышляли, принуждены были платить ему за это ясак с каждого человека по лисице, бобру и кунице, от чего наконец пришли они в самое крайнее истощение и убожество».

При Хакназар хане были установлены торговые и политические связи Казахского ханства с Москвой, при этом в конце 1570-х годов известно, что он был «в миру» с царем. В 1573 году при направлении к Хакназару по настоятельной просьбе братьев Строгановых русского посольства во главе с Третьяком Чебуковым Иван Грозный поставил перед послами задачу не только установить контакт с Казахским ханством, но и заключить с ним военный союз против сибирского хана Кучума. В 1577 году русский посол у ногайцев боярский сын Борис Доможиров доносил Ивану Грозному:

 «Да, сказывал, Государь, татарин Асан Иллибабаев, что приходили сее весны Казачьи орды люди на Ак-Мирзу да на Бек-Мирзу, а у них отобрали многие стада, да у них же взяли пять человек. И они, Государь, отпустили пятого человека к Тинехмату князю и к Урус-мирзе, и велели им говорити, что де царь наш Акак Назар с Царем и великим князем в миру, а нашему де царю Акак Назару вас воевати, по Яике и по Волге не дать кочевати».

Хакназар хан подчинил своей власти не только всю Казахскую степь, но и вел масштабные войны с соседними государствами. За короткий срок он разбил войска Могулистана, нанес сокрушительные удары ойратам в 1554 году. Часть киргизов признала Хакназара своим ханом. Также ему удалось нанести ряд поражений правителям Мавераннахра. Отряды Хакназара держали под постоянной угрозой Ташкент, взимая дань со всех проходящих караванов. В 1535 году русский посланец Данила Губин докладывал в ставку: «А казаки, Государь, сказывают, добре сильны, а сказывают, Государь, Ташкент воевали и Ташкентские царевичи, сказывают, с ними дважды бились, казаки их побивали». Военный поход Хакназара против сибирского хана Кучума (Кошим) вынудил последнего искать союзников у русских правителей и среди среднеазиатских ханов. При Хакназаре границы Казахского ханства расширились от Волги до Урала (Жайык). При его правлении города Туркестан, Сыганак, Сауран, Сайрам, Тараз вошли в состав Казахского ханства. Иван Грозный признал Хакназара великим правителем и в 1573 году направил к нему своего первого посла. Но посол не доехал до казахских степей, так как по дороге был захвачен в плен отрядами сибирского хана Кучума. Тем не менее, в 1574 году Иван Грозный даровал купцам Строгановым грамоту на право беспошлинной торговли с казахами. За установлением торговых связей последовали и политические сношения между Москвой и Казахской Ордой. Некоторое время Дин-Мухаммад-султан, сын Хакназара, правил Хивой.

 Международные отношения ханства не ограничивались связями с Моголистаном, Средней Азией и Московией. Так, в русских архивных документах содержатся сведения, позволяющие нам говорить о существовании дипломатических взаимоотношений казахских правителей с Крымским ханством. Летом 1523 года крымский правитель Саадет-Гирей писал московскому великому князю Василию III Ивановичу: «И как салтан Сюлеман шах – таков у меня брат есть. Также и асстороканской Усеин царь то мне брат же. А и в Казани Саип Гирей царь и то мне родной брат. И с иную сторону казахский царь то мне брат же…». Поход казахских войск под руководством Хакназара в 1569 году на ногайцев и Астрахань русский посол в Ногайской Орде С. Мальцев рассматривал как кампанию, согласованную казахами с крымским ханом. В своей грамоте в Москву он писал: «Казатцкие Орды Акназар царь да Шигай царевич да Челым царевич со многими царевичи по крымского царя думе безвестно на нас пришел». Чтобы внести в казахско-крымские отношения разлад, ногайский мирза Тинехмат (Дин-Ахмед) писал крымскому хану, что Хакназар намерен после захвата Ногайской Орды напасть и на Крым – «Да хочет де и на Крым приходити».

Кому мешал Хакназар?

Разросшееся таким образом государство не могло не вызывать страха и зависти соседей. Но все понимали, что пока жив Хакназар, с казахами не справиться. Хакназар всерьез вмешивался во внутренние дела среднеазиатских ханств и по просьбе Абдаллах хана, правителя Бухары, пришел к нему на помощь в подавлении мятежа Баба султана (близкий родственник самого Абдаллаха), который на тот момент на правах вассала Абдаллаха владел Туркестаном. Вмешательство казахов оказалось решающим. Мятеж был подавлен, Баба султан заключил мир со своим патроном на невыгодных условиях. Но затем был заключен договор и между Баба султаном и Хакназаром, за поддержку в борьбе с Абдаллахом Баба султан уступил казахам Яссы (Туркестан) и Сауран. Но договор этот в конечном счете сослужил плохую службу. Баба султан, испугавшись все нарастающего влияния казахов, подослал убийцу к Хакназару. Сведения о смерти Хакназар хана противоречивы, кто-то говорит, что его отравили, по другим сведениям он пал в битве. Несомненно одно — великий хан, словом и мечом раздвинувший пределы ханства до небывалых ни до ни после размеров, был убит именно стараниями непостоянного союзника.

Кайрат САТАЕВ

Administrator