кабдолов

Огонь Прометея

«У Зейнуллы Кабдолова было качество, данное ему самим Всевышним. Он всегда светился сам и дарил этот свет окружающим. В людях он всегда видел только хорошее, не замечая теневых сторон. Может быть, поэтому самые несговорчивые, самые упрямые люди, пообщавшись с ним всего лишь час, превращались в совершенно других: отзывчивых, добрых».

Смагул ЕЛУБАЙ, писатель, кинодраматург

 

«Зейнулла настолько в совершенстве владел родным языком, что мог заставить влюбиться в казахский язык глухонемого, обладал таким даром убеждения, что, послушав его, растаяло бы самое черствое сердце».

Абиш КЕКИЛЬБАЕВ, писатель

 

«В жизни мы подражаем Вам, Заке!

 В творчестве мы учимся у Вас, Заке!»

Кулбек ЕРГОБЕК, профессор, Туркестан

 

12 декабря исполнилось бы 90 лет одному из столпов казахского художественного слова, ученому, разработавшему «Основы теории литературы», лауреату многочисленных премий международных, союзного масштаба, казахстанских – Зейнулле Кабдолову.

Естественно, мы не могли обойти вниманием столь знаменательную дату и не почтить память уроженца атырауской земли. «ПК» подготовила небольшую подборку высказываний известных людей о писателе-академике.

Жизнь человека, человека творческого не состоит из сплошных восторгов, радостных рукопожатий и чапанов. Как раз в творческой среде всегда присутствует такое явление, как зависть к чужому успеху, чувство своей недооцененности, что порой приводит к конфликтам, к созданию группировок, кланов. Зейнулла Кабдолов был чужд этих явлений, никогда не терял человеческого достоинства, поэтому окружающие относились к нему с уважением, прислушивались к его мнению, считает ученик академика, профессор Атырауского государственного университета им. Х. Досмухамедова, доктор филологических наук Кадыр Жусип.

Вот какие истории он нам рассказал:

«Был случай, когда Зейнулла Кабдолов помог своему коллеге. Защищал свою диссертацию уже тогда известный радиожурналист Намазалы Омашев. На ученом совете большинство выступило за то, чтобы не давать Омашеву возможности защищаться в Алматы, мол, пусть едет в Россию, где заканчивал аспирантуру. Но разговоры эти велись до появления в зале задержавшегося по каким-то делам Зейнуллы Кабдолова. Уже при входе поняв по виду защищающегося, что дела у него обстоят не совсем, мягко говоря, хорошо, он заговорил с порога: «О, все светлые умы собрались, очень хорошо. Намазалы, айналайын, давай приступай к защите». Уже никто не возражал, никто не осмелился открыто выступить против Заке, и все прошло благополучно».

Еще один показательный факт, свидетельствующий о том, каким безусловным авторитетом пользовался ученый Кабдолов среди творческой интеллегенции:

«В начале 90-х собрались как-то сливки литературного общества республики в санатории «Зерде» на совещание о дальнейшей судьбе национальной литературы в условиях Независимости. Довольно большая группа писателей высказала мысль и отстаивала революционную позицию: весь мир разрушить до основания, а потом построить новое прекрасное здание. Попросту говоря, предлагали уничтожить всю советскую литературу, оставив лишь ту, где не восхваляется социализм. В условиях тех реалий чуть было не приняли соответствующую резолюцию. Всех успокоило выступление Заке: «Вы предлагаете вычеркнуть 73 года существования казахской советской литературы, возможно ли это, отказаться от Сабита Муканова, Жамбыла Жабаева, Мухтара ­Ауэзова?» Не ручаюсь за точность каждого слова, но мысль была именно такая. А выступающий продолжил: «Читатель сам разберется – что, как и где, сам выберет себе автора и книгу. Книгу, которую захочет прочитать». Так он, можно сказать, спас казахскую литературу советского периода».

В своей книге «Мой ­Ауэзов» академик Зейнулла Кабдолов восхищается ораторским даром Мухтара, но и сам он был мастером увлечь публику, заставить людей зачарованно ловить каждое свое слово.

«В 1992 году в Алматы проводились творческие дни Габидена Мустафина и Габита Мусрепова, приуроченные к 90-летию классиков казахской прозы, – вспоминает Кадыр Жусип, – я сам там присутствовал и помню, как выступил Заке, он говорил 20 минут, и в ­аудитории стояла такая тишина, люди, казалось, наслаждались его голосом, внимали и вникали в каждую фразу. После него на трибуну поднялся другой оратор, не буду называть имени, так вот, зал развалился, люди стали шептаться, обсуждать посторонние дела. Одним словом, до докладчика никому не было дела. Вот что значит уметь владеть вниманием аудитории».

Пятьдесят пять лет проработал Зейнулла Кабдолов в Казахском государственном университете, сорок одна с половиной тысяча часов лекций, около тысячи написанных статей, его главный научный труд «Основы теории литературы». Все это наследие академика Зейнуллы Кабдолова, обычного мальчика, родившегося в селе Доссор Атырауской области. «Учитель не может жалеть свое время. Учительствовать – это лелеять счастье других за счет своего времени и радоваться этому, ибо нет на земле занятия более значимого и почетного, чем воспитание Человека», – так говорил сам Зейнулла Кабдолов, лучше и не скажешь. Он как-то сравнил Мухтара Ауэзова с огнем Прометея КазГУ, но он и сам один из тех, кто подхватил этот огонь и пронес его через всю свою жизнь, и передал своим ученикам. Преемственность продолжается.

Кайрат САТАЕВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>