Невыдуманные истории опекунов

Невыдуманные истории опекунов

Мы очень долго искали героя для нашей сегодняшней публикации. Дело в том, что в июле этого года в «ПК» вышла статья «Невыдуманные детские истории», где мы рассказали о юной атыраучанке, которую бросила на произвол судьбы опекунша. Судя по всему, многих людей эта ситуация задела за живое, на опекунов обрушился шквал критики со стороны наших читателей. Но это был всего лишь частный случай, нельзя всех ставить в один ряд, подумали мы и решили рассказать в своем материале людях, которые делают действительно доброе дело – дарят свою любовь детям, волею судьбы лишенных тепла маминых рук.

Однако, многие опекуны, с которыми мы связались, поначалу долго думали, а потом и вовсе отказались от общения с нами. Причина – боязнь огласки.

 «Хотим оградить их от «родственников»

Первые две семьи согласились поделиться своими жизненными примерами исключительно под вымышленными именами. У Сары с мужем не было детей. Однажды они приняли решение взять под опеку малышей, оставшихся без попечения родителей. Сначала это были Рая и Руслан, а потом оформили опекунство и над Рустемом. Семья хорошая. Сара постоянно возит детей на лечение в соседнюю Астрахань.

Это всё, что нам удалось узнать. Поначалу Сара была расположена к беседе. Но потом сказала, что они с мужем решили больше ничего не рассказывать.

– Не хотим нашу семью на всеобщее обозрение выставлять. Биологический отец Раи и Руслана пьет, да и у маленького Рустема мамаша тоже алкоголичка. Мы очень любим наших деток и хотим их оградить от их «родственников». Надеюсь на ваше понимание, – добавила она.

 «У меня будет дочка!»

Елена не опекунша, а усыновительница. У них с мужем Петром всего один родной ребенок. Сколько ни лечилась Елена, все равно там, свыше, видимо, было всё уже распределено – больше детей своих не было. Однажды, отчаявшись, Елена предложила Петру – давай возьмем девочку из детдома. Муж ей ответил неожиданно: «Еще с детства снится один и тот же сон, что у меня будет сын и дочка. Давай!».

Эту пару можно назвать одной из самых примерных. Они сдали все документы, анализы и проч. Не пропустили ни одного урока Школы приемных родителей (ШПР). Им очень хотелось взять новорожденного ребенка. И однажды им позвонили из Дома малютки: родилась девочка, от которой отказалась прямо в роддоме мать.

Елена и Петр помчались за дочкой. Сколько радости тогда почувствовала Елена, а как был счастлив Петр! Они до сих пор счастливы. Вчетвером. Вере в декабре исполнится два года.

– А как справим ее 4-летие, обязательно начнем говорить, понемногу, правду о настоящей маме. Так нас учили в Школе приемных родителей, – говорит Елена. – Ну, во-первых, посмотрите на нас, и посмотрите на Веру: ведь мы совсем разные, мы оба светлые, она – темненькая. Во-вторых, как бы ни скрывали, правда всё равно выкажется. Так лучше мы ей сами дозированно будем рассказывать о настоящих родителях, нежели это сделает кто-то из соседей.

Елена с Петром узнали имя матери и приблизительную причину отказа от ребенка. Родила Веру совсем молоденькая девушка, которая забеременела вне брака. Делать аборт было слишком поздно, решила родить, но оставить ребенка в Доме малютки.

– Мы потом ее в соцсетях нашли, ведь интересно, что за человек, – подключается к рассказу Пётр. – Фото там такие, какие публикуют в своих постах тысячи и тысячи девушек – губки бантиком, много селфи, и тусовки, тусовки… Грустно.

А Вере не грустно нисколько. Это суперподвижная девочка с широко открытыми глазами, улыбка не сходит с ее лица. Наверное, потому что мама с папой всегда рядом и очень ее любят. А брат Колька души в ней не чает. И ни разу не приревновал!

 Наша сильная тетя Света

И всё же «ПК» повезло: третья героиня, жительница Махамбетского района, согласилась назвать настоящее имя и рассказать свою историю опекунства.

Светлана Брудко в этом году официально взяла под опеку двоих племянников – 14-летнюю Нину и 12-летнего Диму.

– Их мать – мою сестру, лишили родительских прав. Детей на комиссии по делам несовершеннолетних определили в казенное учреждение. Хотя я сразу сказала – это мои племяши, я их не отдам, это как же – при родной тетке и вдруг в детдом? Но никаких документов на детей в тот момент у меня не было. Пока я их оформляла, племянники жили в ЦАНе. Я к ним туда всё время ездила и повторяла: я вас отсюда заберу, вы – мои, – говорит Светлана Евгеньевна, у которой несколько лет назад в один год скончались супруг и сын. – Целый год добивалась того, чтобы дети были со мной, оформляла все бумаги. И вот, наконец, 31 января, как раз на Димулькин день рождения, я забрала племянников, как их законная опекунша, домой.

– Тетя Света у нас молодец, мы ее очень любим, – вторят ей дети.

Сама Светлана Евгеньевна родилась в Махамбетском районе, по специальности – фрезеровщик-универсал 3 разряда. Сейчас уже на заслуженном отдыхе. А ведь немало людей, узнав, что она решила оформить документы на опеку, говорили: мол, зачем это надо, и так одна, без мужа, начнутся лишние проблемы, расходы. Отдыхай себе, наслаждайся на пенсии.

– А, ничего – я сильная! Трудностей не боюсь. Стараюсь всё решить сама, – улыбается Светлана Евгеньевна…

Почему всё-таки скрывают?

В Атырауской области пошла хорошая тенденция – брать детей под опеку. Отчасти и поэтому несколько месяцев назад закрыли детский дом №1. И все же, почему многие предпочитают скрывать, что они усыновили/взяли под опеку ребенка, оставшегося без попечения родителей?

– Причин много, – говорит магистр психологии Нелли Куликовских, когда мы обратились за комментариями. – Первая – маленький город, все знают всех. Только напишите о них – тут же начинаются негативные комменты в соцсетях. Второе. Наше законодательство в этом плане еще несовершенно, есть много того, чего не надо было делать, но пока есть. Например, менять у ребенка его личные данные.

Третье. Детская среда – она жестокая. Был случай, когда отец убил мать, потом сам застрелился, а детям в школе на сотовый скидывали информацию об этом. Опекунам приходилось разъяснять всем о недопустимости этого, дети страдали, но никто этого не понимает. Взрослые ведь могут дома просто поговорить о случившемся со своими детьми, самим меньше сплетничать нужно.

У большей части усыновителей, если у них нет своих детей, много комплексов – и это тоже причина для сокрытия информации.

СПРАВКА «ПК»

С января 2017 года по сегодняшний день в Школе приемных родителей при областной детской деревне семейного типа «Шанырак» прошли обучение 35 родителей. Под опеку всего было взято 12 детей.  Телефон Школы приемных родителей «Шанырака»: 39-21-70. 

Также работает Школа приемных родителей при общественном фонде «Ана үйі». Телефоны: 8 777 492 95 95, 8 777 310 98 65.

 Надежда ШИЛЬМАН

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>