У нас нет     хлюпиков (2)

У нас нет Хлюпиков

О таких говорят: он влюблён в профессию, у него вторая семья или жена – работа, пашет как папа Карло, профессионал до мозга костей. Эпитетов много. Герою статьи, юбиляру Фёдору Алексеевичу Руденко первого августа т.г. стукнуло 70 лет, а он всё ещё в строю. Как же удаётся сохранять такой бодрячок профессионалу?

У нас нет     хлюпиков (1)Полвека на стройках

Итак, краткая биография нашего юбиляра. Фёдор Алексеевич Руденко родом из Талдыкоргана, образование высшее, окончил Московский инженерно-строительный институт по профессии инженер-строитель-технолог. Его трудовая деятельность начинается с 1965 года. В тресте «Талдыкорганпромстрой» начинал рабочим-каменщиком, затем работал сварщиком, мастером участка, прорабом, начальником ПТО и вырос в этом предприятии до главного инженера. Здесь он проработал почти 25 лет. В Атырау работает с 1999 года в ТОО «Атырауинждорстрой» мастером участка. Он – титулованный строитель и отмечен многими грамотами, благодарственными письмами, нагрудными знаками отличия.

 На асфальтоукладчике, как джигит на лошади

Мы с фотографом и водителем едем на нашей редакционной машине в сторону пригородного посёлка Аксай, где работает группа дорожных строителей под руководством Руденко. Через гул и шум техники спрашиваем: «Где найти Фёдора Алексеевича?». Говорят: «Найдёшь его там, на асфальтоукладчике, он на нём стоит или сидит». Прошагав метров сто, немного был удивлён, когда увидел семидесятилетнего пожилого мужчину, восседавшего на большом асфальтоукладчике, мало того управлявшего им, так еще и говорившего что-то жестами с рабочими и водителями. Такая махина, как оседланный мерин, покорно и исправно выдавала асфальт на дорогу в руках мастера своего дела Руденко. Вдыхая запах расплавленного битума, горячего асфальта, выхлопных газов, начал ощущать в горле привкус горечи и першения. В голове промелькнул дежурный вопрос: «Как тут можно работать? Жара, гарь, копоть, невыносимый запах битума». Попросили его попозировать на фото, так сказать, в процессе. К нам спустился крепкий коренастый мужчина в годах с покрасневшим и огрубевшим от жары и ветров лицом в панаме и в спецовке. С первого взгляда я бы не дал ему 70 лет, от силы – 60. Не по годам бодрый, энергичный и с искринкой в прямолинейном взгляде. Так смотрят люди, умудрённые жизненным опытом и знающие цену словам.

– Сначала позвольте вас, Фёдор Алексеевич, поздравить с 70-летним юбилеем. Пожелать вам крепкого здоровья, долгих лет жизни, успехов в работе, семейного счастья!

– Ой! Спасибо! Очень приятно, ребята!

– У меня первый вопрос, чем же привлекает вас ваша профессия, ваша работа?

– Работаю я почти всю свою сознательную жизнь на стройке. Много лет строил жильё, объекты соцкультбыта, больницы. Последние двадцать лет работаю с асфальтом, в дорожном строительстве. Из них 19 лет работаю в Атырау. Теперь почему я к этой работе прикипел… Потому что видны плоды моего труда. И виден не только сегодняшний день. У меня тут сын живёт и работает. Я ему говорю: «Смотри, Витя, вот это мы сделали, вот тут поработали, проложили вот эту дорогу». Короче, есть что показать, есть чем гордиться. А так работа очень тяжёлая, жара вся наша, холод, ветер, пыль, всё это наше. И ещё мне хочется отметить то, что у нас работают люди, которые к этой работе прикипели. Через мои руки, как начальника участка, прошло много людей. Но те, которые у меня работают, знают цену копейке. Они знают, сколько надо труда вложить, сколько надо пота пролить, чтобы их ребёнок имел возможность кушать бутерброд с маслом или колбасой. У нас нет хлюпиков, у нас те, кто честно делает свою самую настоящую мужскую работу. И мы этим гордимся.

– А есть то, что в вашей работе можно было бы улучшить?

– Да, есть такое. С высоты моих лет я вижу минусы. Признаться честно, меня беспокоит, что молодёжь не приходит на смену нам. Есть архитектурно-строительная академия в Алматы, есть дорожно-строительный институт в Усть-Каменогорске. Они выпускают инженеров, но здесь их нет. В основном они оседают в проектных институтах, образно выражаясь, там прохладно летом и тепло зимой. А сюда, на поле, на асфальт, никто не идёт, и это очень большая проблема. Создавать нужно условия для привлечения молодёжи на работу.

– И в чём же главная причина того, что молодёжь не рвётся на стройки, как в советские времена. Нет романтики что ли? Всё-таки в вашей сфере заработная плата не такая уж и маленькая, как известно.

– Зарплата не такая уж маленькая, но и не такая уж большая, чтобы сюда рвались на работу. Зарплата, в принципе, нормальная для того труда, в который мы вкладываем, она адекватная. Но поймите, мы работаем не 8 или не 9 часов. Бывает, завод запускается в 7 часов утра и работает до 8 часов вечера. И такой график мало кто выдерживает.

– То есть это тяжёлая работа? 

– Она очень тяжёлая. Мы работаем на открытом воздухе. Сегодня, к примеру, сообщили, что температура 42 градуса, а на том месте, где мы сейчас беседуем, около 50, не меньше. Для того, чтобы молодого человека привлечь на работу, надо создать условия. Прежде всего, жилищные, помочь заработать ему эту квартиру. Дать ему безвозмездный кредит, можно в рассрочку. А если молодой специалист сразу же пойдёт в банк и оформит, предположим, ипотеку, то ему придётся расплачиваться много-много лет. К сожалению, текучка кадров большая, и, честно говоря, скамейка запасных пустая, её и нет. А это неправильно. Взращивать надо кадры и помогать им. Я говорю о социальном пакете.

– То есть вы ратуете за то, чтобы на ваши места заступило бы молодое поколение.

– Без этого можно считать жизнь моя пуста. Без этого буду считать, что я зря прожил жизнь, что зря проработал, потерял время. Если не подготовил себе смену.

– Вы разменяли седьмой десяток лет. Кому вы могли бы сказать: «Парень я ухожу, оставляю тебя на этом месте». У вас есть последователи? Есть ли плеяда профессионалов, готовых прийти на смену вам?

– Плеяды как таковой нет. Личности отдельные есть. Кадрам нужна материальная поддержка. С института приходит сырой материал, чтобы его голова была забита работой, и он приобретал опыт, в первую очередь, нужно решить вопрос с жильём молодых специалистов.

– У вас в Талдыкоргане есть семья. Не тянет туда?

– Понимаете, прикипел к Атырау, здесь моя работа, здесь мой коллектив. Наш гендиректор Серик Есеркепович Оразбаев лично для меня создал условия, чтобы я здесь работал. Есть квартира и машина служебная, хорошая зарплата, ну что мне ещё надо, работай и всё. Да, семья в Талдыкоргане, там отдыхаю четыре месяца, когда приезжаю с работы. На вопрос: где вы живёте, честно, затрудняюсь ответить однозначно. То есть фактически живу на два города.

– Дайте главный совет, назовите фирменный секрет профессионального мастерства от Фёдора Алексеевича?

– Если человек работает без души, то, конечно, эта работа отнимает силы, треплет нервы. А если человек вкладывает свою душу в неё, то она придаёт сил, приносит моральное удовлетворение

– Сколько планируете оставаться в строю?

– Ровно столько, сколько позволит Всевышний и здоровье, сколько будет сил, я не отлынивал никогда от работы.

– Спасибо за беседу.

Тимур КАЗИЕВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>