SONY DSC

ВРАЧ. ДЕЯТЕЛЬ. ПРОСВЕТИТЕЛЬ

Обучавшийся грамоте у сельского муллы Халел в 1894 году в 11-летнем возрасте был принят в подготовительный класс реального военного училища в Уральске. Быстро выучил русский язык и выделился своими способностями и в 1902 году с отличием окончил полный курс основной программы («Закон Божий» не изучал, русский язык и арифметика – «4», остальные предметы, то есть немецкий язык, французский язык, алгебра, геометрия, тригонометрия, история, география, история мироздания, физика, рисование, черчение – сплошные «5»). После, с августа того же года по 5 июня 1903 года, он учился в дополнительных классах, сдал все экзамены на «отлично» и по окончании 7 класса получил свидетельство особого образца (экзаменационные оценки: русский язык, немецкий язык, алгебра, геометрия, тригонометрия, история, естествознание, физика, математическая и физическая география, рисование, проекционное черчение). Таким образом, отлично окончив военное реальное училище, Халел получил право поступления в любое высшее специальное училище без экзаменов, посредством одного лишь устного собеседования.

Перед парнем, приехавшим из отдаленных степей Кызылкоги в Уральск и среди множества русских сумевшим завоевать одно из 10 выделенных казахским ребятам учебных мест, да еще и окончившим учебу с отличными оценками, было множество путей на выбор. Однако, прежде всего, юношу интересовало состояние его семьи. А в семье было 10 детей. И отец Халела, и братья сплошь болели сгубившей немало жизней (и даже сейчас еще не сдающей позиции) болезнью – чахоткой, то есть туберкулезом. Мы полагаем, что основной причиной того, что Халел выбрал медицину, было именно это: ужасающее санитарно-фельдшерское состояние страны, массовая гибель от холеры, тифа, оспы, чахотки. Один из первых образованных людей Казахстана, талантливый человек, способный достичь вершин успеха в любой из профессий, какую бы ни выбрал, был еще и горячим патриотом и гуманистом… Будущий ученый-просветитель и общественный деятель, гордость Алаш Орды, выбрал науку из наук, профессию из профессий, столько времени требующую уже на то, чтобы выучиться ей, – ВРАЧевание. И выбрал он не какое-нибудь учебное заведение средней руки – поступил в Санкт-Петербургскую Императорскую военно-медицинскую академию.

Не будем подробно рассказывать об истории медицинских учебных заведений России начала ХХ века, о судьбе казахских врачей. Скажем лишь, как сельскому юноше, для которого огромным достижением и большим расстоянием было попасть даже в Уральск, удалось попасть в блестящую северную столицу Российской империи – Петербург. Перед Халелом, уверенным в своих знаниях, возникла непредвиденная трудность. По требованиям академии среди экзаменационных предметов был и мертвый язык – латынь, который в училище не изучали. Халеке нанял репетитора и вскоре изучил язык. Так ему удалось, не растеряв полученных в Уральске знаний, в том же году стать студентом Академии.

В жизни каждого смертного есть и взлеты, и падения, и множество приключений. Какие-то периоды жизни, и особенно полные веселья и сложностей студенческие годы, становятся своеобразной движущей силой на протяжении всей жизни и ведут человека вперед до самой смерти. Один из мудрецов сказал: «Студент, который говорит о чем-либо: это я прочитаю завтра, это я выучу в будущем, – никогда не прочитает и не выучит». Всем студентам следовало бы помнить: то, что не успел сегодня – потерял навечно.

Учившийся в академии в 1903-1909 г.г. Халел не только стал специалистом-медиком, но и, подобно своим современникам Алихану Букейхану, Ахмету Байтурсынову, Мухамеджану Тынышбаеву, стал энциклопедистом-эрудитом. И, как сказал предводитель Алаш Орды Алихан Букейхан, «быть националистом, любить свой народ – залог не ума, а характера». Немного спустя вышеназванные ученые стали не только духовными вождями казахского народа и учеными-просветителями, но и политическими лидерами партии «Алаш» и основателями правительства Алаш Орды.

Этим мы хотим сказать, что годы учебы в Петербурге для Халела были самыми светлыми и радостными. Обычно мы рассматриваем жизненный путь прожившего всего 55-56 лет Халела Досмухамедова по четырем основным периодам:

1. годы становления личности (до переворота 1916 года);

2. годы сражений и борьбы (1916-1920 г.г.);

3. годы научно-творческой и общественно-педагогической работы (1921-1928 г.г.);

4. годы ссылки и гонений (1929-1939 г.г.).

Конечно, вечным памятником в истории Казахстана для Халела Досмухамедова стало его научно-культурное наследие как врача, общественного деятеля и просветителя. Причем эти многочисленные труды, до сих пор не собранные и не изученные в полном объеме, были созданы в те недолгие годы третьего периода, которые можно буквально пересчитать по пальцам, в 1921-1928 годы. Очевидно, что сбор материала для опубликованных в будущем учебников и научных пособий, теоретических положений из разных областей науки, а также их анализ и систематизация были начаты Халелом еще в студенческие годы в Петербурге.

Мы уже упоминали ранее в числе политических и духовных вождей Алаша ученого-энциклопедиста и инженера-железнодорожника Мухамеджана Тынышбаева. Жизненный путь ученого, оставившего классические исследования по истории и родословной казахов, созвучен с жизненным путем Халела, их судьбы похожи как братья-близнецы: он так же в эти годы учился в Петербурге, в Императорском институте дорожного сообщения, подвергался гонениям и был расстрелян. Несмотря на то, что один из них был инженером, а второй – врачом, их роднила одна особенность  универсальность столичного образования. В то время ученые и преподаватели давали возможность талантливым, находящимся в постоянном поиске студентам расширять свои познания, окрыляли и поддерживали их, позволяя посещать лекции видных ученых из других учебных заведений и по дисциплинам, вовсе не имеющим отношения к их специальности. Так, ученик всемирно известного академика, лауреата Нобелевской премии Ивана Павлова Халел вместе с Мухамеджаном слушали лекции знаменитых профессоров Василия Бартольда, Василия Радлова, Бодуэна де Куртенэ. Таким образом, они стали не только специалистами в своей области, но и были знакомы с новинками российской и мировой науки и техники, а также с вновь открытыми теоретическими положениями развития человечества и общества. Участвуя в различных лекциях и диспутах, обсуждали еще не вошедшие в учебники научные теории, лично встречались с их авторами и слушали их лекции.

В связи с этим, следовало бы упомянуть к сведению молодежи, что энциклопедист Халел был и знающим много иностранных языков полиглотом. Именно в студенческие годы Халел выучил семь языков разных народов. И по-прежнему больше всего любил и уважал родной язык. «Язык – душа народа. Что это за народ, который не знает своего языка? У устремляющихся к культуре, прежде всего, меняется язык. Народ, лишенный родного языка – стерт с лица земли», – говорил ученый-врач [1, 49]. А следующие его слова как будто написаны специально для молодежи: «Если, зная в совершенстве родной язык, ты говоришь свободно на языке другого народа, – гордись. Если, не зная родного языка, ты говоришь свободно на чужом языке, – стыдись. Если, не зная родного языка, ты стремишься познать чужой язык, – совершаешь большую ошибку. Помните об этом, ученики и окончившие обучение» [2, 3]. Владея родным языком, Халел Досмухамедов с молодости изучил русский язык, еще в годы учебы в училище познал его в совершенстве, о чем мы можем судить по написанным на русском языке научным трудам ученого. О том, что он хорошо знал немецкий язык, говорила языковед по специальности, сама знающая несколько языков кандидат филологических наук Карашаш Халелкызы. Халел перевел на казахский язык познавательные книги профессора Ю. Вагнера «Беседы о жизнедеятельности и становлении растений» и «Беседы о строении и функционировании нашего тела». А об опыте написания трехтомника «Животные» («Жануарлар») он пишет так: «Эта книга была написана на основе трудов русского ученого Алуева и немца Брема» [3, 265]. Известно, что в реальном училище Халел постоянно получал отличные оценки по немецкому и французскому языкам и в стенах Академии выучил латынь. А вот эта мысль ученого о латыни не утратила своего значения и по сей день: «Современная наука – европейская, а во всех европейских науках используется латынь. Поэтому латынь считается общепринятым языком науки. Если научный термин назвать на латыни, его поймут и немец, и француз, и японец, и англичанин. Пусть мы не знаем латинского языка, но избегать его нельзя. В наши дни для желающих приобщаться к науке народов важно знать латынь» [3, 264]. Также во время знакомства с наследием Халела Досмухамедова мы можем убедиться, что он имел познания в древнетюркском и среднеазиатском чагатайском, арабском и персидском языках.

Таким образом, в 1909 году осенью Халел Досмухамедов окончил Академию с «особо отличными» оценками и получил диплом (в некоторых источниках утверждается, что при этом он получил и золотую медаль. Обычно при вручении медали выпускникам императорских учебных заведений выдавались «именные» медали, на которых были выбиты инициалы выпускника. Например, сохранилась такая медаль известного общественного деятеля Бакытжана Каратаева). Мы считаем необходимым в целях ознакомления молодежи с историей привести здесь полные тексты двух оригиналов документов. Думаем, что это будет в особенности интересно будущим врачам, желающим получить представление о медицине вековой давности.

Первый документ – «Клятва врача»

Второй документ – диплом выпускника. Следует учитывать, что сто лет назад применялись несколько иные названия научных дисциплин и терминов. Как бы то ни было, мы считаем полезным для молодежи ознакомиться с документом с более чем вековой историей.

По окончании Академии молодой специалист в чине офицера направлен на военную службу. Вначале он служит врачом на Марчанском участке Чердынского уезда Пермской губернии, потом младшим военным врачом 2-го Туркестанского и 2-го Уральского казахских стрелковых батальонов. В эти годы он прошел годичные специализированные курсы в Уральской городской больнице. В 1912, 1913 и 1915 годах участвует в борьбе с очагами эпидемии чумы, подвергаясь смертельной опасности. Согласно режиму того времени, каждый день работы на противочумных мероприятиях считался за 12 обычных. За эти заслуги и в связи с 300-летием со дня основания царского дома Романовых он был награжден Императорской бронзовой медалью, на основании чего в 1913 году свидетельством вице-губернатора Уральской области №6618 освобожден от прохождения военной службы и назначен врачом отделения в Темирском уезде Уральской области.

21 августа 1921 года была основана специальная Образовательная комиссия для удовлетворения потребностей в образовании и просвещении, науке и культуре народов Туркестана при Народном комиссариате просвещения Тюркской республики. Халел Досмухамедов вскоре был назначен председателем этой комиссии. Так он вновь начинает заниматься просветительской работой, выполняя свой долг по передаче родному народу полученных в Петербурге знаний.

В это время он читает лекции в Ташкентском Казахском народно-просветительском институте, в Среднеазиатском университете на медицинском факультете, публикует научные труды. Избирается членом коллегии здравоохранения Наркома, членом-корреспондентом Бюро краеведения Российской Академии наук.

Можно привести следующие занятия врачебной практикой Халела в эти годы. 1920-1921 г.г. – ординатор Ташкентского института лечения физическими методами; школьный врач Казахского пединститута; ординатор клиники хирургии медицинского факультета Среднеазиатского (Туркестанского) университета; 1922-1924 г.г. – член коллегии Туркестанского народного комиссариата здравоохранения; заведующий лечебно-санитарным отделом комиссариата; председатель Центрального комитета по борьбе с эпидемией (чумы) при комиссариате. В 1924 году – делегат V Всероссийского съезда здравоохранения в Москве. 1926 год – школьный санитарный врач Казахского высшего пединститута; учитель анатомии, физиологии и гигиены в образцово-показательной девятилетней школе при Институте; заместитель ректора Казахского высшего пединститута. 1926-1929 г.г. преподаватель курса «Педология» в Казахском высшем пединституте [4], доцент, заведующий кабинетом педологии; профессор кафедры педологии. В 1929 году – проректор Казахского пединститута.

15 сентября 1930 года он был взят под арест и 19 месяцев провел в Алматинской тюрьме. 20 апреля 1932 года решением казахстанской «тройки» ОГПУ был на пять лет отправлен в концлагерь, позже указ был заменен на ссылку в Воронеж. В эти годы воронежской ссылки он содержит семью с помощью врачебной работы: в 1932-1934 г.г. – заведующий отделом в институте здравоохранения и гигиены областного отдела здравоохранения Центрального Черноземья в городе Воронеже; в апреле 1934 года – участковый врач Центрального района города Воронежа; санврач-эпидемиолог санучастка ЮЖВД; 1934-1938 г.г. – врач детсада в районном отделе здравоохранения; врач в пионерлагере (по воспоминаниям дочери Сауле).

В 1937-1938 годы – годы репрессий – сказались и на Халеле: тоскующий по родине, терпящий лишения и расстроивший здоровье, один из вождей Алаша вновь был арестован и отправлен в московскую тюрьму. Больной, не в силах ходить, он был отправлен в Алматинскую тюрьму, подвергаемый бесконечным допросам, и 24 апреля 1939 года военным трибуналом Народного комиссариата внутренних дел Казахской ССР приговорен к расстрелу. Обычно приговоры сталинских репрессий неизменно исполнялись. Однако в архиве сохранился такой документ:

Конечно, не стоит полностью доверяться документам того смутного времени. Но ясно одно: тюремный режим подорвал здоровье и расшатал нервы Халела. Например, заведующий клиникой нервных заболеваний города Воронежа, профессор Б. Маркович 10 декабря 1933 года ставит такой диагноз: «Профессор Досмухамедов Х.Д. страдает токсикозом вегетативной нервной системы в резко выраженной форме на почве туберкулеза легких. Нуждается в немедленном отправлении на лечение в Сухуми, в санаторной обстановке».

И в завершение мы считаем своим долгом перечислить основные труды ученого.

 1. Жануарлар. 1 бөлім. Сүйектілер хақында. (Животные. Часть 1. О позвоночных), Ташкент, 1922. 200 с.

2. Жануарлар. 2 бөлім. (Животные. Часть 2), Ташкент, 1922. 130 с.

3. Табиғаттану. 1 бөлім. (Природоведение. Часть 1), Ташкент, 1922. 126 с. (дополнительно 96 иллюстрированных страниц).

4. Охрана здоровья учащихся. Ташкент, 1923. 20 с.

5. Охрана здоровья школьников. Ташкент, 1925. 23 с.

6. Как бороться с чумой среди киргизского населения (Практическое руководство для работающих на чумной эпидемии). 2-ое издание, неофициальное. Ташкент,1924. 123 с.

7. Животные. Часть вторая. Қызылорда, 1926. 111 с.

8. Животные. Часть третья. Ташкент, 1926. 256 с.

9. Телосложение человека. Қызылорда, 1927. 303 с.

10. Животные. Часть третья. 2-е издание. Қызылорда, 1927. 176 с.

11. Животные. Часть первая. Қызылорда-Москва, 1928. 229 с.

12. Животные. Часть вторая. Қызылорда, 1928. 112 с.

13. Вагнер Ю. Беседы о строении и деятельности растений. Перевод Х. Досмұхамедұлы. Ташкент, 1924. 107 с.

14. Вагнер Ю. Беседы о строении и жизнедеятельности нашего тела. Перевод Х. Досмұхамедұлы. Ташкент, 1924. 130 с.

Большая часть этих книг для сегодняшних учеников – «непознанная территория», так как они были написаны арабскими буквами и до сих пор не записаны на современной графике. Их реставрация и передача в общий доступ, по нашему мнению, является актуальной на сегодняшний день проблемой. Конечно, наука за сто с лишним лет ушла вперед. Однако, несмотря на структурное изменение тех дисциплин (анатомии, биологии, зоологии, гигиены и других), познавательная суть и базовые термины все же сохранились. А одно из условий всестороннего развития и обретения полноценного статуса государственным языком независимого Казахстана является формирование и совершенствование терминологической базы языка во всех отраслях науки. К тому же поднимается вопрос перехода на латиницу, и в этом направлении изучение, анализ и отбор материалов из трудов Халела Досмухамедова – неотложное дело.

 

 

КЛЯТВА ВРАЧА, данная выпускником Императорской военно-медицинской академии г. Досмухамедовым-Машаковым

Принимая съ глубокою признательностію даруемыя мне наукою права Врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемыхъ на меня симъ званіемъ, я даю обещаніе въ теченіе всей своей жизни ничемъ не помрачать чести сословьію, въ которое ныне выступаю. Обещаю во всякое время помогать по лучшему моему разуменію, прибегающимъ къ моему пособію страждущимъ, свято хранить вверяемые мне семейныя тайны и не употреблять во зло оказываемаго мне доверія. Обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми своими силами ея процветанію, сообщая ученому свету все, что открою. Обещаю не заниматься приготовленіемъ и продажею тайныхъ средствъ. Обещаю быть справедливымъ къ своимъ сотоварищамъ-врачамъ и не оскорблять ихъ личности; однако же, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо и безъ лицепріятія. В важныхъ случаяхъ обещаю прибегать къ советамъ врачей, более меня сведущихъ и опытныхъ; когда же самъ буду призванъ на совещаніе, буду по совести отдавать справедливость ихъ заслугамъ и стараніямъ».

 

ДИПЛОМЪ

Предъявитель сего Калелъ Досмухамедовичъ Досмухамедовъ-Машаковъ, родившійся 24 апреля 1883 года, сынъ киргиза, магометанскаго вероисповеданія, по удовлетворительномъ выдержаніи въ ИМПЕРАТОРСКОЙ Военно-Медицинской Академіи въ 1906 году полукурсового испытанія и по выслушаніи въ Академіи полнаго курса наукъ, подвергался испытанію въ Испытательной Комиссіи при сей же Академіи въ апреле, мае, сентябре, октябре и ноябре месяцахъ 1909 года, причемъ оказалъ следующіе успехи:

 

По гистологіи и эмбріологіи……………….. удовлетворительные

– физіологіи……………………. ……весьма удовлетворительные

– общей и экспериментальной патологіи…………….. удовлетворительные

– гигіене и медицинской полиціи……………………………. весьма удовлетворительные

– медицинской химіи………….. …..весьма удовлетворительные

– фармакологіи съ бальнеотерапіею и гидротерапіею и рецептуре съ ученіемъ пріеме и форме лекарствъ……………… весьма удовлетворительные

– фармокологіи и фармаціи…………………….. весьма удовлетворительные

– частной патологіи и терапіи внутреннихъ болезней…… весьма удовлетворительные

– ученію о нервныхъ и душевныхъ болезняхъ…………….. весьма удовлетворительные

– патологій и терапіи хирургических болезней…………………. удовлетворительные

– офталмологіи……………………….. весьма удовлетворительные

– десмургіи и механургіи…………….. удовлетворительные

– ученію о детскихъ болезняхъ…………. весьма удовлетворительные

– судебной медицине съ токсикологіею………………… весьма удовлетворительные

– ученію объ эпизоотіяхъ и ветеринарной полиціи………………. весьма удовлетворительные

– нормальной (физіологической) анатоміею……………. весьма удовлетворительные

– патологической анатоміи съ патологическою гистологіею……. удовлетворительные

– оперативной хирургіи съ топографической анатоміею…….. весьма удовлетворительные

– судебно-медицинскому вскрытію и составленію судебно-медицинского акта………………………….. весьма удовлетворительные

– діагностике съ общею терапіею……….. удовлетворительные

– клинике душевныхъ и нервныхъ болезней…………… удовлетворительные

– клинике кожныхъ, венерическихъ и сифилитических болезней съ ученіемъ объ этихъ болезняхъ……………………….. весьма удовлетворительные

– клинике ушныхъ, горловыхъ и носовых болезней съ ученіемъ объ этихъ болезняхъ……………………… удовлетворительные

– теоретическому акушерству съ гинекологіею (академическая акушерская клиника)………………. весьма удовлетворительные

– глазной клинике………………………. весьма удовлетворительные

– терапевтической клинике………….. весьма удовлетворительные

– хирургической клинике……………. весьма удовлетворительные

– клинике акушерства и женскихъ болезней………………… весьма удовлетворительные.

 

Посему и на основаніи В ы с о ч а й ш е утвержденного 29 мая 1890 года положенія объ ИМПЕРАТОРСКОЙ Военно-Медицинской Академіи г. Досмухамедовъ-Машаковъ 17 ноября 1909 года удостоенъ званія лекаря съ отличіемъ, со всеми присвоенными сему званію правами и преимуществами какъ по состоянію утвержденію въ чинахъ, такъ и по отбыванію воинской повинности (Св. Закон. т. ІІІ, ІV ІХ). Въ удостовереніе чего и дань сей дипломъ г. Досмухамедову-Машакову за надлежащею подьписію, съ приложеніемъ академической печати. Состоя въ Академіи, г. Досмухамедовъ-Макашевъ получалъ стипендіи: статскаго советника Адлунга съ 1 января 1907 года по 1 сентября 1908 года и морского ведомства съ 1 сентябрям1908 года, за что обязанъ прослужить определенный закономъ срокъ въ военномъ или морскомъ ведомстве, по назначенію начальства.

 

Городъ С.-Петербург, января «12» дня 1910 года.

 

 Начальник ИМПЕРАТОРСКОЙ

Военно-Медицинской Академіи,

 Заслуженный Профессоръ, Академикъ,

 

 Тайный Советникъ (подпись)

 Председатель Испытательной Комиссіи,

 

 Заслуженный Профессоръ,

Тайный Советникъ (подпись)

 

 

 

АКТ №94

1937 года, августа «7» дня, г. Алма-Ата

Мы, нижеподписавшиеся начальник Санчасти тюрьмы НКВД КССР г. Алма-Ата Долгов, ординатор больницы тюрьмы гор. Алма-Ата Долгов и дежурная медсестра той же тюрьмы Литвинова составили настоящий акт в нижеследующем:

З/к Досмухамедов Халиль, 56 лет, уроженец Гурьевской области КазССР, находился на излечении в больнице тюрьмы №1 гор. Алма-Ата с 27 мая 1939 по 7 августа 1939 года, где умер от туберкулеза легких.

В чем и составлен настоящий акт.

Начальник Санчасти (Долгов) подпись

Ординатор больницы (Долгов) подпись

Дежурная медсестра (Литвинова) подпись

Копия верна Нач. Санчасти (Долгов)

Печать

Гарифулла АНЕС,

халеловед, доктор

филологических наук