К 100-летию «Прикаспийской коммуны»

Почему имя  собкора «прикаспийки» оказалось в вашингтонском Музее новостей (Newseum).

Шемхан Кагиров – собственный корреспондент «Прикаспийской коммуны» по Жылыойскому (Эмбинскому) району в конце восьмидесятых. Вот что вспоминает о коллеге Любовь Монастырская:

«В прошедшем времени, к сожалению, приходится писать  о  нашем  собкоре  Шемхане Кагирове. Прекрасный, оперативный сотрудник. Он умел подать информацию не только свежо, но с разумным обобщением, лаконично, в то же время привлекательно, благодаря богатой лексике. Человек кавказской широты души, безмерно обаятельный, немногословный, но зато каждая фраза – афоризм. А какие тосты, спичи произносил на редакционных посиделках. Обожал рыбку нашу, и в каждый его приезд из Кульсары обязательно в гостиничном номере или в фотолаборатории (единственном кабинете, куда не мог заглянуть редактор, без предварительного стука, боясь испортить пленку), устраивалась дегустация очередного сорта пива. Вот и на снимке он с очередным «уловом».   Наша с ним разлука произошла не по нашей, да и не по его воле. Сначала сообщили, что тяжело заболел сын, требуется операция в Москве. На это нужны были деньги. И немалые. И Шамхан как собственный корреспондент газеты «Известия» отправился в одну из «горячих» точек.  В одной из командировок их машину обстреляли боевики. И наш дорогой друг погиб».

Когда я впервые попал в столицу Соединенных Штатов Америки город Вашингтон, то, конечно, одним из моих желаний было посетить  Мемориал погибшим журналистам в вашингтонском Музее новостей (Newseum). Ежегодно Музей новостей выбирает репрезентативную группу журналистов, чьи смерти иллюстрируют опасности, с которыми сталкиваются журналисты по всему миру. Но есть ли там имя Шамхана? Нашел. (На фото).

Вот что известно про этот музей. Если, конечно, кому интересно. Музей журналистики или Newseum изначально располагался в Арлингтоне, штат Вирджиния- это фактически пригород Вашингтона, где находится и знаменитое Арлингтонское кладбище.  Он открылся в 1997-м, но проработал недолго – уже через пару лет музей не освистал только ленивый. Основной причиной критики было как раз расположение: многие действующие журналисты возмутились, что их профессию задвинули в такую даль. 

Последней каплей стало заявление публициста Томаса Франка, что если музей стоит на своем месте, то можно считать, что американская журналистика в состоянии раненного животного – нашла себе тихий темный угол, чтобы умереть. В 2002 году музей закрылся.

Несколько лет он фактически отсутствовал. Но Ньюзеум уходил, чтобы вернуться – новое здание открылось в столице США .

Переезд в Вашингтон. Музей пережил второе рождение. Специально отстроенное здание было хоть и не помпезным, но очень функциональным и, если можно так сказать, идейным.

На фасаде вполне стандартной стеклобетонной семиэтажки расположена огромная мраморная вставка с цитатой из Конституции, а точнее, из Билля о правах 1789 года. Это слова о том, что Конгресс обязуется не выпускать законов, ограничивающих свободу печати, высказывания и свободу действий гражданина в целом. А стоит музей между Капитолием и Белым домом.

Стеклянный фасад тоже присутствует не просто так. Он делает происходящее внутри открытым для взгляда прохожих. Эта прозрачность намекает на предназначение и свойство журналистики – абсолютная открытость и честность по отношению к людям, осознание значимости своего труда и жертвование собственных интересов на благо общества. Об этом же говорит и обелиск, посвященный памяти журналистов, погибших во имя долга. Сегодня на нем высечено около 2500 имен.

Внутри развернуты экспозиции на, внимание, 75 тысяч квадратных метров. Спросите, что можно показывать в Музее журналистики? Разберемся.

На самом деле, в Ньюзеуме не столько показывают, сколько дают попробовать. Журналистика – это проводник информационных потоков, функционирование которого обеспечивают миллионы людей. Так на студиях канала NBC внутри музея можно попробовать себя в роли корреспондента, репортера, ведущего, оператора или редактора телепрограмм. То же самое с радио и печатью, от наборщика титров до «полевого» фотографа.

Посетитель может отследить всю историю развития каналов коммуникации, узнать, каково было работать без интернета, и куда технологии движутся прямо сейчас. Зачастую люди даже не представляют, насколько это влияет на их жизнь в самых разных ее аспектах.

И нет, на этом ничего не заканчивается. В музее представлены фильмы о публикациях, изменивших мир. Отдельную экспозицию занимают номера газет с самыми комичными ошибками в истории – например, одна из них на словах развалила США, а другая назначила президентом Дьюи вместо Трумэна.

Стройка нового здания в Вашингтоне обошлась бюджету страны в $450 млн, поэтому вход в Newseum — Музей Журналистики, увы, не бесплатный. За стандартный билет нужно отдать порядка $20, но несколько раз в год там проводятся и открытые мероприятия.

«Не в наших силах установить имена всех погибших журналистов, но мы чувствуем ответственность в память о них рассказать о регионах, где журналисты подвергаются наибольшей опасности, чтобы минимизировать риск для остальных. Журналисты оказываются под угрозой в горячих точках, им угрожают радикальные террористические группировки и коррумпированные чиновники. Поэтому мы пытаемся сказать: вы даже не догадываетесь, в скольких ситуациях эти люди рискуют своей жизнью», — говорит директор по оперативным вопросам Института Newseum Джин Поличински.

На днях этот скорбный список погибших журналистов пополнился именем  Павла Шеремета.  Во время церемонии были названы имена еще 13 репортеров, фотографов и телевещателей, которые погибли при исполнении профессионального долга в Ираке, Афганистане, Бразилии, Индии, Ливии, Мексике, Сирии и Сомали.

Общее число имен журналистов, перечисленных на монументальной доске Newseum, теперь составляет 2305.

Подготовил Виктор Сутягин

Administrator

One thought on “К 100-летию «Прикаспийской коммуны»”

Comments are closed.