Что в имени тебе моем?

Шежире – сколько копий сломано вокруг этого понятия, защищая его значимость или, наоборот, опровергая его необходимость. Кто-то утверждает, что всю историю нашего народа можно проследить, изучая шежире, а кто-то полностью его игнорирует, считая народными сказками. Со своей стороны рискнем предположить, что истина, как всегда, где-то посередине.

 

Истоки

А нужно было это вступление потому, что хочется немного рассказать о казахских ру, сведения о которых, в большинстве своем, опираются именно на шежире. О происхождении и истории любого казахского рода может написать тома, скрупулезное копание в архивах уведет исследователя в седую старину. Например, есть у нас в Старшем жузе ру дулат. А упоминаются представители этого рода со времен Западно-Тюркского каганата. Они стояли у истоков создания Волжской Булгарии и современной Болгарии. ­Уйсуни известны еще с III – II веков до нашей эры. Но наша задача не столь сложна. Хотелось немного рассказать о некоторых родах Младшего жуза, наиболее распространенных на территории Атырауской области. Впрочем, не претендуя на научность и академичность своих изысканий, скажем, эта статья – попытка примирить представителей разных родов. Ведь казахи знакомство начинают словами «Қай атадан боласың?» («Какого роду-племени?»), а дальше, иногда, начинается возвеличивание своего рода и всяческие «принижение» оппонента. В Атырау в большинстве своем проживают представители трех крупных родоплеменных объединений: он екі ата Байұлы – беріш, шеркеш и, чуть в меньшей степени, адай. Вот о них и хочется сказать несколько слов.

 

Жузы

Но для начала поговорим немного о возникновении жузов в Казахском ханстве. Еще во времена Есим хана (1598 — 1628) жузы не упоминаются. И во времена его сына Салкам Жангир хана (1643 — 1652) не встречаются сведения о жузах. Скорее всего, казахи территориально и экономически стали обособляться друг от друга именно в этот период. А во времена правления Тауке хана племена расселились на трех административных территориях. Причиной послужило, скорее всего, тяжелое политическое положение ханства. Когда с востока нависла угроза джунгарского нашествия, с юга ждали удобного момента для нападения среднеазиатские правители, а с запада и севера недвумысленно нацелилась на эти земли Российская империя, казахам поневоле пришлось разделить свои силы. Заслон Бухарскому ханству должны были поставить рода дулат, уйсун, жалаир, то есть жители Семиречья. Найманы, кереи, аргыны прикрывали страну с востока и с севера. А западную часть ханства должны были оберегать от набегов калмыков и казачьих отрядов алшыны (байулы, алим, жетыру).

Естественно, у каждой из этих группировок были свои интересы именно в названных регионах и они были мотивированы воевать за эти земли. К примеру, алшыны – выходцы из Ногайской Орды, ушедшие к казахам, не желая подчиняться Московскому государству, были одержимы идеей вернуться на свои земли, занятые калмыками – авангардом наступления Московии на восток. И, как мне видится, вот эти три объединения и стали тремя казахскими жузами. А вот почему кто-то стал старшим, а кто-то младшим — тут ситуация запутанная. ­Иерархии, как таковой, скорее всего, не было. Названия дали условно. Почему западные казахи стали Младшим жузом, можно сказать однозначно – выходцы из Ногайской Орды, они ранее не подчинялись чингизидам. Нами правили потомки Едыге бия – вечные соперники потомков великого завоевателя. Не в этом ли смысл слов Махамбета, адресованных Баймагамбет султану – чингизиду: «Ата дұшпан сен едің, ата жауың мен едім» (если перевести по смыслу, получается – «Мы извечные враги»). И Сырым батыр в конце концов добился упразднения института ханства в Букей Орде. Может быть, поэтому как присоединившиеся к чингизидам позже других мы стали младшими? А вот почему старший и средний? Тут даже предположить что-либо трудно. Может, Старший жуз – выходцы из Моголистана, то есть улуса Чагатая?­  А как известно, Чагатай был хранителем Великой Ясы Чингисхана.

Но в любом случае это было не разъединение, наоборот, три ранее полусамостоятельные и тяготеющие к разным государствам группировки примкнули к Среднему жузу и собрались вокруг потомков Керея и Жанибека. Это было объединение перед лицом страшной опасности – опасности исчезнуть. Ведь Моголистан был разгромлен джунгарами, а Ногайская Орда их сородичами – калмыками. Вот и объединились, сохраняя при этом кое-какие элементы самостоятельности. Ведь каждый жуз имел своего хана. В Старшем жузе был Жолбарыс, а в Младшем, как мы знаем, Абулхаир. Видимо, условием центральной власти, которую Тауке хан (в то или иной степени), было обязательное подчинение жузов ханской власти, причем ханы должны были быть именно из ветви Жанибека. 

 

Потомки адай-ата

Чтобы никому не было обидно, изберем алфавитный принцип и начнем с адайцев. Некоторые ученые пытались и пытаются отнести корни адайцев во времена саков. У Геродота упоминаются даи (дахи, даги) – как одно из сакских племен. В то же время официально считается, что родоначальником рода является Адай-ата. По преданию он жил в ХV веке, в его честь воздвигнут историко-культурный комплекс Отпан-тау. Род адай, являясь одним из самых воинственных родов казахского народа, известен храбрым и смелым характером, своей школой игры на домбре, традицией устного народного творчества. В битвах с джунгарами адайцы, как впрочем, и другие рода Младшего жуза, упоминаются крайне редко, но имена адайских батыров часто встречаются в стычках с калмыками и туркменами. Еще, адайцы – один из немногих родов, которые в большинстве своем до сих пор проживают компактно в одном регионе – Мангистау. Основную тяжесть долгой и трудной войны с туркменами за обладание этим полуостровом адайцы вынесли на своих плечах. Есть исторические документы о том противостоянии. Например, исследователь Радик Темиргалиев приводит выдержки из переписки калмыцкого хана и туркменских правителей с представителями Российской империи. В начале 1741 г. теснимые с юга Надир-шахом туркмены вновь стали претендовать на Мангистау и вступили в переговоры с калмыцким ханом Дондук-Омбо. Сообщая об этом, последний писал российским властям: «Напредь сего бывшие у деда и отца моего в подданстве трухменцы между собою возымели ссору и пришли в несогласие, на которые тогда киргиз-касаки нападали и многих разорили, а оставшие на том месте уже жить не могли и отошли к Хиве. А ныне через бывших людей моих в Хиве получил я известие, что прошлою осенью во время взятия персидским Тахмас (имеется в виду Надир-шах. — Р. Т.) ханом Бухарии и Хивы, бывшие прибыли из Бадакшана и Бухарии трухменцы, все, собравшись с нашими трухменцами, желая иметь жительство на прежних своих местах и с нами соединиться, перешли на Мангышлак». Но в течение лета того же года казахи вытеснили большую часть туркмен с Мангистау. Астраханский губернатор Голицын в своем донесении от 28 августа 1741 г. сообщал, что туркмены «отошли паки возвратно на прежние свои места, а осталось-де при Мангышлаке показанное малое число и претерпевают от кайсак великие утеснения».

Туркмены не оставляли попыток вернуться на свои зимовья. Во второй половине XVIII века они еще несколько раз пробовали отвоевать полуостров. Как сообщает известный ученый Гмелин, «едва достигли они своей страны в состоянии полнейшего истощения, причиненного отчасти болезнью, отчасти тяжестью обратного пути, совершенного почти пешком из-за недостатка лошадей, как Нурали-хан прислал к ним своих послов, дабы объявить им под угрозой их полного истребления, что они должны признать своим верховным главой его сына — Пир-Али-хана. При создавшемся положении им не оставалось ничего другого, как согласиться на это. Вскоре Пир-Али-хан по­явился среди мангишлакских туркмен. Он ввел жесточайшие наказания, самовластно забирал себе наибольшую часть имущества богатых туркмен и отнял у них почти все огнестрельное оружие, так что последнее встречается у них сейчас очень редко».  Именно в это время адайцы, которые в основном и вели борьбу с туркменами, стали считаться полноправными хозяевами Мангистау и упоминаться в источниках в качестве одного из сильнейших родов Младшего жуза. Видимо, во многом это было заслугой такой легендарной личности, как Бекет, признанного святым еще при жизни и ставшего объектом культа после смерти. Как свидетельствовали очевидцы, восклицанье «О, Бекет!» звучало в адаевских аулах гораздо чаще, чем «О, Аллах!».

Туркменские племена, не желавшие признавать власти пришельцев, стали подвергаться жестоким набегам адайцев и были вынуждены отступать в каракумские пески. Хрисанф Неопатрасский, описывая обстановку в регионе, указывал: «Туркоманы, будучи теперь слабы, не смеют там селиться, боясь Киргис-Кайсаков».

Так или иначе, в том, что Мангистау в настоящее время принадлежит Казахстану – огромная заслуга адайцев.

От Тоньюкука до Махамбета

Не менее славна история рода берш. Первые упоминания о нём мы находим на древнетюркском руническом памятнике «Кюль-тегин» («Малая надпись»):

«Из Согда и улуса Берш — Дальних западных стран, пришли Нен-сенгун и Огул-тархан!» Из этой надписи следует, что племя Берш существовало во времена Тюркского Каганата и являлось отдельным улусом, подчиненным тюркам. Свидетельством их политической роли является то, что советник при многих каганах и друг Кюль-тегина (Күлтегін) — Тоньюкук (Тоңыкөк) происходил из рода берш. Позднее, после переселения на запад – на берега Жаика, Едиля, а дальше и Дона – берши влились в состав кипчакского объединения племен. В разных летописях (славянских, мусульманских и др.) этноним Берш чаще встречалось в виде Берш улы, то есть сыновья Берша. Например у славян — Буршевичи (Орда Бершевичей), у арабов — Берш огылы.

Исторические источники упоминают среди булгар и хазар племя барсил/берсил, которое по сохранившейся генеалогической легенде имеет аланское происхождение: «В царствование византийского императора Маврикия из внутренней Скифии вышли три брата со своими родами. Один из них Булгар, прошел к границам Римской империи, два других заняли страну алан, называемую Берсилия. Когда же над той страной стал господствовать чужой народ, они были названы хазарами по имени того старшего брата, которого имя было Хазарик». (С.А. Плетнёва).

Из легенды можно уяснить, как аланский народ берсилов/барсилов стал именоваться хазарами. Казахский род берш/берс представляет собой усечённый фонетический вариант названия хазарского племени берс+ил, имеющего аланские корни. В составе кипчаков берсилы известны под именем бурджоглы/бершоглы. Этноним берш исследователи В.В. Востров и М.С. Муканов возводят к роду берч, входившего в состав средневековых кипчаков (в древнерусской летописи известны как «берчевичи»). Говоря о других знаменитостях этого ру, нельзя обойти вниманием Бачман батыра, долго ведшего партизанскую войну против монгол Бату хана, укрываясь на островах Едиля. Султан Бейбарс (представитель этого рода берш) сумел превратиться из простого пленного раба в египетского правителя. Ну, а про Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова жителям Атырау нет нужды рассказывать.

 

Адыги? Черкасы? Нет, шеркештер!

И, наконец, ру шеркеш. По народным генеалогическим преданиям шеркеши являются прямыми потомками Алшына, сына прародителя Младшего жуза Бекарыса, который в свою очередь был младшим сыном легендарного Казаха. По одной из версий казахское название «шеркеш» на языке карачаевцев, балкарцев и кумыков звучит как «черкес». Черкесы/шеркеши и шеркесы являются наименованием одного и того же средневекового тюркского племени, произносимым по разному у разных тюрок.

По другим источникам, касоги древнерусских летописей и есть черкесы (шеркеши). В 957 году Константин Багрянородный, византийский император, описал область, занимаемую касогами: «Выше Зихии лежит страна, именуемая Папагия, выше страны Папагии – страна по названию Касахия…» В Никоновской летописи тоже говорится о касогах. Предводитель касогов Редедя (Ер Деде?) перед битвой с Тьмутараканским князем Мстиславом, не желая губить войско, предложил последнему поединок. Мол, кто победит, тому будут подчиняться оба войска. Мсти­славу Бог помог, и он умертвил Редедю в поединке. Однако, летопись отмечает, что Мстислав применил хитрость – какую, не называется. Так или иначе, но после этого касоги долго и верно служили Мстиславу.

А теперь, собственно, о шеркешах и кавказских черкесах. Балкарский историк Назир Будаев: «М.Г. Волкова пишет: «Возникновение термина «черкес», этническая природа которого указывается с тюркской средой, было связано с определенными политическими событиями XIII столетия. В монгольской хронике «Сокровенное сказание» он зафиксирован в форме — САРКАС(УТ), СЕРКЕС (УТ)». В русских летописях этноним «черкассы» связан только с тюркскими племенами, служившими в удельных княжествах. Они более известны как «черные клобуки», «берендеи», «ковуи». Позже термин «черкассы» закрепился как один из этнонимов запорожских казаков. Следует отметить, что первичное ядро этого народа составили летописные «черные клобуки». По мнению Н.М. Карамзина, Н.И. Березина, П.П. Иванова, И.А. Самческого, «черные клобуки» называются «черкесами». Следовательно, этот этноним употреблялся в качестве общего названия для средневековых печенежско-огузских племен: торков, узов, печенегов, черных клобуков, берендеев, ковуев и половцев.

 Профессор Н.А. Аристов писал: «Можно подозревать, что и сам этноним «черкес» принесен к подножиям Кавказа союзом тюркских родов». На наш взгляд, этноним «черкес» довольно древнего происхождения, ареал его распространения довольно широк – от Алтая до Дуная, где вообще не проживали адыгские народы. Древность и глубокую связь этнонима «черкес» с тюркскими народами подтверждают выдержки из трудов известных ученых К.Я. Грота и Д. Иловайского. К.Я. Грот считал, что «… хазары и авары принадлежали к тому же черкесскому племени, и что это племя в соединении с уграми действовало в южной России и на Дунае..». Д. Иловайский также отмечает, что «… по разным признакам «кациры» или «казиры» (козары — Н.Б.) были одно из черкесских племен, или черкесский народ хазар».

Суммируя эти факты, становится совершенно очевидным, что в этногенезе адыгов (современные черкесы) приняло участие тюркское племя черкесов (западные казахи), которые впоследствии и стали феодалами кабардинцев. Об этом писал   Т. Лапинский: «В этом кратком обзоре истории черкесов я хочу опровергнуть заблуждение, которое в ходу во всей Европе. Совершенно неправильно, когда народы Кавказа абазы (адыги), также, как и другие дагестанские племена, обозначаются именем черкесов».

 

Шежире, как предмет науки

Таким образом, какой казахский ру ни возьми, можно найти множество примеров из летописей соседних стран, говорящих о былой славе этого рода. Каждый род найдет в своем шежире множество легендарных имен и великих подвигов своих предков. Один мой знакомый сказал: «Казахи не делятся на роды, а состоят из родов». Мудрая мысль. А потому вместо того, чтобы спорить до хрипоты, чей род древнее или славнее, не лучше ли эту энергию и пустословие обратить в созидательное русло.

Знать свой род и как минимум семь поколений своих предков обязан каждый казах, прежде всего с медицинской точки зрения, во избежание кровосмешения. А потом, раньше рассказывая о предках, отец знакомил своего сына и с деяниями того или иного прадеда. Таким образом, изучалась история. Собрать бы воедино все шежире, отбросить наносное, мифическое, глубоко проанализировать – могло бы получиться хорошее пособие для изучающих историю тюркских народов. Только боюсь, поздно уже. Таких шежреші, какие были в старые времена, уже нет. Письменность заменила народную память и, к сожалению, очень многое осталось незаписанным.

Но это не повод отказываться от шежире, просто нужно подходить к этому ра­зумно – не принимая все на веру, но и помня, что всякий миф основывается на реальных событиях.

Кайрат САТАЕВ