С. Енсегенов: «Проблемы должны решаться своевременно!»

 

На сегодняшний день одними из актуальнейших проблем региона являются вопросы проведения дноуглубительных работ на реках Жайык и Кигач и развития рыбной отрасли. Важность и необходимость скорейшего разрешения сложившейся ситуации ни у кого не вызывает сомнений. Об этом и многом другом корреспондент «ПК» побеседовал с сенатором Сарсенбаем Енсегеновым.

– Сарсенбай Курманович, какова сейчас ситуация с дноуглубительными работами на реках Жайык и Кигач?

– Прежде чем ответить на ваш вопрос, хотелось бы немного рассказать о положении дел в целом. Как известно, перспективы развития рыбного хозяйства в Казахстане очень большие, но, к сожалению, после развала Советского Союза в результате того, что не было должного внимания данной сфере экономики, рыбная отрасль не только перестала развиваться, но и полностью деградировала. В прошлом веке из 15 республик Союза только в трех – в России, Украине и Казахстане – было Министерство рыбного хозяйства. После распада СССР сильного государственного органа, который мог бы на должном уровне продолжить дело целого министерства, не было. Созданный комитет рыбного хозяйства перекочевывал из-под крыла одного министерства в другое, и, как результат, острая нехватка квалифицированных кадров.

Сегодня проблемами рыбного хозяйства занимается комитет лесного хозяйства и животного мира Министерства сельского хояйства. Если внимательно рассмотреть, то заметим, что даже в названии комитета нет упоминания о рыбном хозяйстве. Количество сотрудников, работающих в комитете, едва насчитывает 10 человек. Вкратце такова ситуация в отрасли. Поэтому в Парламенте, на заседаниях Сената, я не раз предлагал Правительству создать отдельный госорган хотя бы на уровне агентства, который занимался бы проблемами рыбного хозяйства масштабно. Но, к сожалению, проблема пока своего решения не нашла.

– Между тем ветераны рыбной промышленности утверждают, что сейчас нет даже государственной программы по развитию рыбной промышленности. Неужели все так запущено?

– Да, я согласен с мнением ветеранов отрасли. Действительно, сейчас нет четкой госпрограммы по развитию рыбного хозяйства. Программа, принятая в начале нулевых, после окончания сроков реализации не была продолжена. В одно время была подготовлена Концепция развития отрасли, но и она потеряла силу постановлением Правительства. В нынешней госпрограмме развития сельского хозяйства рыбной отрасли посвящена всего лишь одна глава. Понятно, что это не может решить все насущные проблемы рыбного хозяйства.

Сейчас совместно с Нацпалатой предпринимателей «Атамекен» разрабатывается проект развития рыбной отрасли республики. Если проект будет одобрен и принят, то появится государственный документ, который даст новый импульс развитию. В данной программе, кроме всего прочего, рассматриваются и вопросы активизации работ по охране рыбных запасов, созданию аквакультуры. Вообще, я считаю, что в будущем необходимо запретить вывоз необработанной рыбы за рубеж. Рыба должна перерабатываться именно в Казахстане. Это, прежде всего, новые рабочие места, развитие технологий и повышение уровня знаний и практического опыта местных специалистов. Безусловно, это улучшит экономическую ситуацию в целом. Поэтому считаю, что проект программы НПП «Атамекен» будет очень своевременным. Но для начала необходимо решить самые главные проблемы отрасли…

– И какие же?

– Это проведение дноуглубительных работ на реках Жайык и Кигач. Как известно, сейчас места, где реки впадают в море, заилены, поэтому рыбоходные пути почти закрыты. Так, в октябре прошлого года я пригласил группу депутатов Сената ознакомиться с ситуацией на реке Кигач в Курмангазинский район. Мои коллеги тогда воочию смогли убедиться в необходимости проведения дноуглубительных работ. Дело в том, что в местах, где река впадает в море, ее глубина составляла всего каких-то 50-70 сантиметров. Моторные лодки не могли пройти до намеченного пункта, их пришлось толкать вручную. Убедившись в актуальности проведения дноуглубительных работ, сенаторы поддержали мой депутатский запрос Правительству РК. К слову, среди депутатов Сената Парламента, которые посетили Курмангазинский район, были Манап Кубенов, Михаил Бортник и другие. В своем депутатском запросе я просил выделить из республиканского бюджета на дноуглубительные работы финансовые средства. Но в ответе Правительства, хотя актуальность данной проблемы и не оспаривалась, сообщалось, что вопрос о выделении средств будет рассматриваться во время работы над проектом бюджета, рассчитанного на 2019-2021 годы.

Вообще, посылом для составления депутатского запроса стало искреннее желание акима области Нурлана Ногаева возродить рыбную отрасль региона. При его поддержке был подготовлен инвестиционный проект, направленный на улучшение гидрологической ситуации и увеличение объема воды на реке Кигач. Стоимость данного проекта, который прошел государственную экспертизу, 5 млрд 650 млн тенге. Поэтому во время составления депутатского запроса мы руководствовались этим инвестпроектом. Но выделение средств было запланировано только на следующий год, с чем мы категорически не согласились. Поэтому во время уточнения бюджета, когда законопроект поступил на рассмотрение в Парламент, мы, группа депутатов, поставили вопрос о выделении средств на дноуглубительные работы на реках Кигач и Жайык. В итоге было выделено 1 млрд 500 млн тенге. К слову надо заметить, что наше предложение поддержали 4 комитета из 6, свою поддержку оказал и председатель Сената Парламента РК Касым-Жомарт Токаев. В итоге на Кигач было выделено 1 млрд тенге, на Жайык – 500 млн тенге.

– Вы видели, как проходят дноуглубительные работы? Как бы вы их оценили?

– Сказать откровенно, дела тут идут неважно. В августе Курмангазинский район посетил председатель комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК Каир Рыскельдинов. В ходе визита аким района Бибоз Шаяхметов, руководители областных управлений ознакомили его с ходом проведения дноуглубительных работ. Ошибки были допущены еще при составлении проектных работ. Представители компании – проектировщики из Уральска – во время разработки проекта на месте проведения работ не были. В результате ил, взятый со дна реки, выгружался на сенокосной территории крестьянских хозяйств, что вызвало негодование у руководителей хозяйствующих субъектов. И они, по сути, правы в своих претензиях. Поскольку на местах, куда был выгружен ил со дна реки, потом долгое время не будет расти трава. Проектировщики на такой момент не обратили внимания.

Во-вторых, не отрегулирован процесс отгрузки ила в местах, где река впадает в море. Решили просто – отгружали ил от места погрузки в каких-то 300 метрах. Толку-то от этого! Во время весеннего половодья этот же ил обратно вернется в устье. Не учли опыт российской стороны, которая взятый со дна ил отгружает в специальные баржи и транспортирует в отдаленные от рек участки.

– И кто же он, такой нерадивый исполнитель подрядных работ?

– Акционерное общество «Павлодар озенпорты». Как выяснилось, у данной компании слабая материально-техническая база. До сих пор не начались работы по забору ила со стороны моря. Как утверждают жители села Шортанбай, не один год проработавшие в рыбном хозяйстве и видевшие, как проводятся дноуглубительные работы, техника, которую используют павлодарцы, рассчитана всего лишь на очистку от водорослей и поверхностного ила. На более серьезные мероприятия, связанные с проведением дноуглубительных работ, данная техника не рассчитана.

Я считаю, что так дело оставлять нельзя. Ведь на эту работы мы с трудом добились выделения средств. Поэтому по поводу качества проведения дноуглубительных работ я решил обратиться с депутатским запросом к Генеральному прокурору РК.

– Еще одна насущная проблема для рыболовецких хозяйств – экологические требования и штрафы, которые предъявляются к ним наравне с крупными нефтяными компаниями. Но ведь рыбное хозяйство нельзя сравнивать с нефтянкой: тут доходы отраслей несопоставимы…

– Согласен, тут тоже сгусток проблем. Это, прежде всего, касается выделения лимитов и сроков их действия. В России лимит выдается на одну компанию сроком на 15 лет. Более того, идут дебаты о продлении этого срока до 25 лет. В чем польза? Компания, которая будет осваивать лимит, соответственно будет привлекать инвестиции, расширять производство, применять новейшие технологии, зная, что срок его лимита 15 лет. У нас какова ситуация? Всего лишь год! Скажите, хозяйственник, получивший лимит всего на год, будет вкладываться в это дело? Ему за год необходимо освоить квоту, станет ли он рисковать? Вряд ли…

Наши рыбаки за использование природных запасов за один килограмм рыбы платят 38 тенге, соседи же  в перерасчете на нашу валюту – всего 80 тиын. Разница – в 38 раз! Более того, казахстанские рыбаки вносят 100-процентную предоплату, россияне же – всего 10 процентов. Остальные 90 они выплачивают в течение года. Прибыль от рыболовства будет поступать по истечении трех месяцев, наши же, даже не приступив к работе, уже выплачивают свои средства. И как при таком раскладе можно развивать рыбное хозяйство?

Еще одна проблема: ежегодно меняются сроки выхода рыбаков на промысел. Если российские рыбаки выходят в море сразу же после схода льда, то казахстанцы ждут, когда им дадут разрешение. Увы, мы конкурентоспособность целой отрасли губим бумажной волокитой, элементарных основ маркетинга не учитываем. Сезонные работы тем и сложны, что тут важно время. Упустил момент, и все, сезон, можно сказать, пропал. Проще говоря, проблемы должны решаться своевременно!

– Спасибо за беседу!

 

Записал Каршыга КУШЕКОВ