Почему Абай «невеликий»?

В последнюю неделю в социальных сетях и мессенджерах распространился видеоролик некоего Нурлана Байдильды, известного в определённых кругах, как бизнес-тренер, предприниматель. Главный месседж его видеобращения на Ютуб канале, это пересмотр взглядов на творчество и личность великого Абая Кунанбаева. Давайте попытаемся разобраться в сути очередного хайпа. Что он представляет собою? И для чего он нужен?

Блоггер, обращаясь к зрителям в весьма примитивной форме, пытается рассуждать и давать пояснения по поводу творчества великого казахского поэта, писателя, философа, мыслителя, переводчика. Человека, внёсшего огромный вклад в сокровищницу мировой литературы и философии, человека с весьма широкими демократическими взглядами, критиковавшего царившие в степи дурные нравы, осуждавшего многие пороки казахского общества, которые актуальны и по сей день. Кстати, заслуги Абая перед мировой культурой признаны ЮНЕСКО, объявившего 1995 год Годом Абая. Мы не будем сейчас особо обсуждать суть его речи, хотя тоже затронем. А посмотрим, в каком контексте всё это запущено, то есть в какой связи он это говорит.

 

Прикид имеет значение

Обратите внимание, в таких роликах, как правило, есть знаковые моменты. Посмотрите, где выступает А. На фоне стекляных и монументальных небоскрёбов – символов прежде всего американской цивилизации. И на набережной, где он стоит, это место разрисовано в стиле «граффити» (произошло от итальянского graffito, что означает рисунки, изображения и надписи, нанесенные краской или острым предметом на стену), в стиле уличного художественного творчества. Кстати, активно граффити распространилось в начале 70-х годов в метро и подземках Нью-Йорка, как некий вид андеграундной культуры. Само же видеообращение на Ютубе сопровождается мелодией в жанре Чиллиаут (в переводе с англ. языка to chill out — «успокаиваться», «расслабляться»). В англо­язычном мире это расслабляющая музыка, снимающая психическое напряжение. Эти мелодии иногда называют Ibiza Trance/Balearic House — по имени острова Ибица, где, как правило, отдыхают очень богатые люди. То есть, это обращение, прежде всего к молодёжи, к молодому поколению преуспевающих казахстанцев, уже выросших на вестернизированной, прозападной культуре. Даже выбранная мелодия как фоновая для видеообращения А. композитора Томаса Ньюмена — Any Other Name (переводится как «Другое новое имя») наполнена особым символизмом. Типа, ребята, не пришло ли время пересмотреть новое имя, новые идеи, новые ориентиры. Чиллиаут, скорее, некое подспорье, мол, «давайте, не напрягаясь, расслабимся, послушаем меня. Я вам сейчас выдам интересную тему про одного дядю, ставшего для всех казахов культовой личностью. А я вот типа не согласен. И вот почему». Опять-таки, посмотрите, как одет А. В очень свободном стиле, по-молодёжному, в футболке с длинными рукавами и в трико, на ногах у него кажется кроссовки, в руках смартфон. В комплекте и фон, и музыка, и одежда, это, скорее, посыл, прежде всего к тинэйджерам, юнцам, молодому поколению растущих казахстанцев, не любящих никаких моральных наставлений и запретов. В пиар-технологиях или в политтехнологиях (кому как удобно) это называется перекодировкой смыслов и переориентацией.

 

Ребята, не парьтесь!

Надо полагать, что в данном случае политтехнологической задачей этого хайпа, является, во-первых, увод молодёжи от каких-либо социальных значимых тем. И во-вторых, попытка/первый пробный шарж перекодировки более глубинных морально-нравственных ценностей общества, прежде всего казахского социума. Отказ от чисто казахских ценностей с его переориентацией на глобалистские ценности. Ведь, главное, когда пытаются опрокинуть национальные моральные авторитеты, вопрос в том, куда точнее «ударить» и кто является реципиентом (слушателем) этого выступления. А значит нужно «ударить» спланированно, так сказать, пощупать нерв, чувствительную зону социума, в нашем случае казахстанского. Реципиентом выбраны, прежде всего, молодые тин­эйджеры, юноши и девушки, в нынешнее время мало читающие, сидящие с утра до вечера на гаджетах, не знакомые глубоко с национальной литературой, поэзией, а что уж говорить о философии. Зато так мечтающих быстро разбогатеть, успешно «делать деньги», не особо напрягаясь, порою даже неважно, каким способом. Но, конечно же, не угодить за решётку, попав в поле зрения правоохранительных органов. Вот, деньги, зарабатывание капитала, а желательно и управления чем-то, о чём упоминает видеоблоггер, должно стать новым ориентиром для новых поколений казахстанцев. Когда-то Уинстон Черчилль, говоря о немцах, упомянул, чтобы сломать немецкий дух, нужно лишь заставить немцев отречься от духовного наследия Гёте – великого германского романтика, поэзия которого вдохновляла не одно поколение бюргеров. Как только это удалось сделать, образно говоря, Германией стало легко понукать.

 

Деньги для казахов – не главное

На видео казахстанский «ниспровергатель» Абая говорит какие-то фразы из текстов великого мыслителя, конечно же, вырванные из контекста. А потом приходит к выводу: «Я не считаю его великим человеком».  А отца Кунанбая он называет настоящим мужчиной, примером для подражания. А человек духовного плана, генерирующий духовные ценности, стоящий в идейно-духовной оппозиции к власть имущим, не имеющий административного и политического ресурса, признан Лузером. Вот здесь и зарыта, основная, скажем так, «собака».

Казахский народ веками прославлял прежде всего людей духовного плана – кюйши, айтыскеров, шежиреши, термеши, поэтов. И это неспроста, потому что в долгосрочном плане, глобально, успешность любой нации определяется не военной силой, властью, а духовностью, знаниями, упорным трудом. А ведь именно к этому призывал казахов Абай. В конце концов, духовная мощь генерирует даже военную силу, власть. Разве Исатай и Махамбет воевали ради денег? Нет, они совершали беспримерные подвиги во имя высокой цели – освобождения нации, вдохновленные духовным наследием предков. Не султаны и батыры, а Бухар жырау был самым высоким авторитетом для Абылая – величайшего из казахских ханов. Но только высокодуховное общество способно порождать таких героев и просвещенных правителей.

Абай Кунанбаев – это основатель письменной казахской поэзии и литературы, который впервые в истории казахов перевёл классиков мировой литературы и поэзии на родной язык. Его «Слова назидания» – свод фактически мусульманских и народных этических ценностей. Только за это его можно возвести на педъестал истории. По сути, Абай – наше все, как Пушкин в России. Следовательно, отказ от Абая – отказ от самих себя, как нации. Каждая нация сильна сохранением своих корней. Посему нельзя навязывать чужие, пусть даже успешные, на их взгляд, ценности. А попытка перекодировки национального сознания казахов, особенно молодёжи, на чисто материальные ценности, зарабатывания «бабла», навязывание принципов западного либерализма – это только приведёт к расколу нашего общества. А этого ни в коем случае нельзя допускать. Не надо кидаться из одной крайности в другую, то чересчур возвеличивая Абая (он этого не попросил бы никогда), то теперь запуская через Интернет идею со свержением морального авторитета великого Абая. Те, кто стоят за этим, должны понимать, что это не приведёт к добру. А если это злопыхатели, специально сеющие в обществе смуту ? По сути, такие выступления можно характеризовать как проявление антинациональной политики. То есть, это поле работы для экспертов от культуры, искусства, специальных служб и правоохранительных органов. Пусть разберутся, что к чему.

Тимур КАЗИЕВ

Фото: opis.pro