Побережем селезня до осени

Как известно, осенью прошлого года Комитет лесного хозяйства и животного мира МСХ РК издал приказ о введении запрета на охоту в период с 16 февраля по 14 июня. За разъяснениями о причинах непопулярной меры мы обратились к руководителю Атырауской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Мурату Ермеккалиеву.

— Охотники восприняли новость неоднозначно. Вы можете объяснить, с чем связано такое решение?

— Это абсолютно правильный шаг, который обеспечит рациональное использование животного мира и его сохранение. В конце сентября 2016 года Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия (АСБК) совместно с Институтом зоологии МОН РК в ответ на запрос Комитета лесного хозяйства и животного мира оперативно рассмотрели целесообразность ограничения весенней охоты, подготовив соответствующее Биологическое обоснование.

Почему был необходим запрет? Наиболее вопиющая ситуация существовала с водоплавающими птицами. Формально охота должна была проводиться только на самцов (селезней) уток, с обязательным использованием охотниками живых подсадных уток и чучел. Отмечу, что самцы безошибочно и быстро отличимы от самок всеми охотниками лишь у одного вида речных уток — кряквы. Конечно, у ряда других видов они также отличаются, но уже не так легко и не всеми. В Казахстане многие охотники, попав весной в угодья и пользуясь недостаточно строгим контролем за процессом охоты со стороны егерей охотхозяйств (владельцы которых сейчас сокрушаются по поводу запрета), стреляют без разбора, как самцов, так и самок всех птиц, включая запрещенных гусей и даже лебедей.

— Эта ситуация характерна только для Казахстана? Как поступают, к примеру, охотники зарубежом?

— Действительно, это особенность не только казахстанских охотников — так происходит во всех странах. Именно поэтому весенняя охота запрещена по всему Евросоюзу. С точки зрения хозяйственной, добывать дичь до сезона размножения совершенно нерационально — одна взрослая птица весной равна по меньшей мере пяти, добытым осенью. С моральной точки зрения, убивать птиц, переживших зиму, дальние перелеты и только что вернувшихся на родину для гнездования, просто нехорошо.

— Можете назвать численность популяции уток и гусей в Казахстане?

— На сегодня общая численность гнездящихся и пролетных гусеобразных птиц (лебеди, утки, гуси) в стране снизилась более чем вдвое по сравнению с серединой 1990-х гг. Объективные данные о реальной численности обитающих в Казахстане водоплавающих птиц отсутствуют. Их учитывают, как «утки», «гуси» и т.п., при этом цифры, получаемые разными методами, несопоставимы, и ситуация с каждым отдельным видом неясна.

— Как узнать, сколько птиц отстрелено, какой нанесен ущерб природе?

— Формирование брачных пар у многих видов уток происходит ещё в период зимовки, что создаёт угрозу гибели от охоты одного из партнеров весной, нарушается процесс размножения. Основное негативное влияние при весенней охоте оказывает даже не сам отстрел, а высокий уровень беспокойства в местах остановок и гнездования птиц, заставляющий их покидать угодья, мешающий размножению; при охоте на уток первыми уничтожались наиболее активные селезни, что резко ухудшало размножение и генофонд видов.

— Охотхозяйства ссылаются на потерю дохода от весенней охоты, из-за чего они могут закрыться…

— На весеннюю охоту официально выделяется лишь 5% от годовой квоты на отстрел, например, уток. То есть законная доля весенней охоты в доходе охотхозяйств минимальна. При этом квоту никто не отнимает, она переходит на осень. Таким образом, мы имеем дело не с потерей, а с перераспределением доходов по сезонам.

— Сколько стоит путевка?

— Цена путевки складывается из двух компонентов — абсолютно минимальной платы за пользование животным миром, которая уходит государству (за одну утку, например, это 45 тенге, за тетерева — 125, за глухаря — 340), и стоимости услуг охотхозяйства. В путевку включено разное количество дичи. Хозяйство заинтересовано в том, чтобы продать путевок как можно больше — и вполне может формально распределить 50 полученных весной разрешений на уток на 50 путевок, пустив 50 стрелков в угодья. Трудно представить, что охотник за дорогостоящий выезд сделает один выстрел. Возможно, введенным запретом останавливается гораздо больше того, что делается официально? Кстати, весной охоту многие охотхозяйства и до этого года вообще не вели. А была она большей частью там, где утки скапливались на пролете в большом числе, то есть как раз на ключевых участках, где беспокойство абсолютно недопустимо.

 — Охотники утверждают, что запрет не решит вопрос сокращения численности, так как в охотхозяйствах и так нет никакой охраны?

— Один пример. В Челябинской области России с 1970 г. по 1990 г. была закрыта весенняя охота. За это время численность водоплавающих птиц в области увеличилась в 3,2 раза, при этом серого гуся — в 27 раз. Разговоры о том, что в охотхозяйствах нет никакой охраны, звучат часто. Но это не так — охотхозяйства в нашей стране разные, среди них есть очень хорошие, есть слабые. Но какая-то охрана есть везде. Государство охрану обеспечивать сейчас просто не должно — система охраны животного мира в стране выстроена так, что охота разрешена в закрепленных за пользователями угодьях, то есть охотхозяйствах. По договору с государством пользователи обеспечивают положенное число егерей, техники и т.п. и отвечают за сохранность животного мира. Взамен они получают право на его использование в пределах выделяемых квот, которые зависят от численности видов. Никакой арендной платы государство не получает — только платежи за квоту. То есть схема такая: пользователи охраняют и используют, государство контролирует работу охотхозяйств.

Алма ТУРГАНОВА