недоХимичили на миллиарды

В одном из прошлых номеров «ПК» мы писали о том, что в Атырау прошло выездное заседание Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Сената Парламента РК. Сенаторы обсудили проблемные вопросы по развитию проекта Интегрированный нефтехимический комплекс на территории специальной экономической зоны. Ввиду актуальности этого вопроса для нашего региона мы решили вернуться к этой теме и показать наиболее интересные, на наш взгляд, моменты дискуссии, развернувшейся по этому вопросу.

Напомним, сенатор от Атырауской области, секретарь Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Сената Парламента РК Сарсенбай Енсегенов в своей речи отметил стратегическую важность проектов, реализуемых на территории нашей области. Он выразил сожаление о том, что интегрированный нефтехимический комплекс всё ещё не заработал, как было запланировано изначально.

Также в своей речи С. Енсегенов констатировал, что на сегодня здесь работает только производство ТОО «Полимер Продакшн», выпускающее полиэтиленовые плёнки и определённый ассортимент полипропиленовых мешков. А ведь предусматривалось построить целый ряд предприятий, таких как: ТОО «KPI Inc» – Первая Фаза (производство полипропилена в гранулах объёмом в 500 тысяч тонн в год); ТОО «KLPE» – Вторая фаза (производство полиэтилена объёмом в 800 тысяч тонн в год); строительство завода по производству бутадиена (ТОО «Бутадиен»); производство бутадиенового каучука (ТОО «HQ Rubber production and distribution» – синтетический продукт объёмом в 120 тысяч тонн в год); производство каустической соды и хлора (ТОО «Sat Petrochemicals», объём производства в 60 тысяч тонн в год); производство поливинилхлорида (ТОО «PVH Development» объём производства в 270,3 тонны в сутки); производство упаковочных полимерных материалов (ТОО «Новхимтовар» объёмом в 90 тысяч тонн в год); производство пластиковой мебели в ассортименте (ТОО «Karabatan Chemical Corporation» объёмом в 184 тысячи изделий в год); производство упаковочных изделий из пластмасс (ТОО «Стигл Дизайн Сервис» объёмом в 1 млн. штук в год); производство одноразовых систем для внутривенного вливания (ТОО «Стройпласт-массхим» объёмом в 16 млн. штук в год); завод промышленной химии – это смазочные материалы, присадки, антифризы (ТОО «Chemical Solution» объёмом в 10 тысяч тонн в год); производство линолеума (ТОО «Global Petrochemical Production» объёмом 2 млн. кв. метров в год). Сколько нужных для страны производств, которые могли бы насытить внутренний рынок нужными товарами, да и ещё могли бы экспортироваться за рубеж! Про развитие технологий, рабочие места, налоговые поступления в бюджет, это как само разумеющееся, промолчим. Упавшие цены на нефть и снижение доходов республиканского бюджета можно было компенсировать за счёт продаж нефтехимической продукции и приносить прибыль стране. Но за целых десять лет с тех пор, как вышло решение Президента страны о создании технопарка, конкретно ничего не сделано. Ведь за этот период многие страны уже усовершенствовали свои технологии, вырвались вперёд, построили массу аналогичных предприятий, завоевали рынки.

 Время ничем не купить

– Спрос на продукцию нефтехимии в мире очень высок, – говорит сенатор Енсегенов. – Наша обувь, одежда, в большинстве предметов обихода есть составляющая продукции нефтехимии. Вопрос в том, что мы потеряли и продолжаем терять рынок сбыта нефтехимической продукции, как близлежащие, так и дальние. Поэтому нам в этом вопросе надо активизироваться. Наши соседи тоже не сидят сложа руки. Сейчас Россия и Узбекистан активно развиваются в этом направлении, в частности, узбеки успели построить за эти годы два таких химических комплекса. И поставляют в Астраханскую область продукцию, чему я был сам свидетелем.

Из сказанного следует, что казахстанская сторона просто «заболтала» и заволокитила строительство этого индустриального нефтехимического кластера. Сменявшиеся один за другим главы Кабмина, министры, руководители «Самрук-Казына», «КазМунайГаза» так и не смогли что-либо сделать существенное для развития нефтихимии в Казахстане. Тогда как наши соседи на деле двинулись вперёд, постепенно завоёвывают рынки сбыта продукции и налаживают партнёрские связи. А главный потерянный капитал – это время.

Все эти годы причиной невозможности должной «раскрутки» нефтехимического кластера было отсутствие в Казахстане должной сырьевой базы. Все кивали в сторону запуска освоения месторождения Кашаган, мол, если он заработает, то всё будет о`кей. Дело в том, что извлекаемый из пластов газ, который добывается вместе с нефтью после сепарации на специальной установке вблизи Карабатана, планировалось напрямую отправлять в нефтехимический технопарк. Кашаган запустили, газ имеется, его излишки даже сжигают, но технопарк по всем прикидкам нашего Правительства должен заработать в полную силу только после 2021-2022 гг.

 Не зная броду,

не суйся в воду

Ещё жёстче в этом отношении высказался член профильного Комитета Сената Михаил Бортник. Он отметил: «Пока, к сожалению, на сегодняшний день все ещё говорим в будущем времени. Хотя время создания самой СЭЗ – 2007 год, а на дворе стоит уже 2017 год, прошло достаточно времени. Технологически складывается так, что перечень химической продукции, по сути дела, за 20 лет меняется. Я сам работал в г. Шевченко, ныне Актау, на заводе пластмасс. Например, с момента постановления советского правительства и до начала выпуска первой продукции прошло чуть больше 7 лет. За три последующих года завод вышел на выпуск сотен тысяч тонн полистирола и другой химической продукции. И несмотря на это, в последующие годы мы стали терять рынок из-за того, что стала устаревать технология, увеличились энергетические затраты» .

Сенатор выразил недоумение по поводу ориентировочного срока ввода в строй проекта по производству полипропилена после 2022 года, то есть отсутствием конкретных сроков. А впереди-то еще целых 5 лет!

– Или мы замахнулись на такой проект, который не можем потянуть финансово. И отсюда вытекают все проблемы – кадровые, технологические, транспортные. Или же мы не можем организовать работу в таком ритме, которая давала бы уже на этом этапе какую-то отдачу. И наверное, здесь министерству нужно думать, и «Самрук-Казыне», и более серьёзно разговаривать с инвесторами, которые подвязались под это дело, – резюмировал М. Бортник.

Ну, а мы, уважаемые читатели, будем ждать продолжения этой истории. Времени впереди много.

Тимур КАЗИЕВ