Нанотехнологии – в массы

В Атырау можно наладить производство наноалмазов и нанокатализаторов для нефтегазового комплекса дешевым способом. Такое заявление сделал в ходе интервью проректор по науке Атырауского университета нефти и газа, российский профессор Александр Воробьев.

– Расскажите, какие направления науки сегодня развиваются при нефтяном университете?

– Нашими учеными подготовлены порядка десяти проектов по разным направлениям нефтегазового сектора. Например, научно-исследовательская работа по использованию замазученных почв для строительства грунтовых дорог; по изучению биоты, как воздействуют на живые организмы Кас­пийского моря казахстанского сектора выбросы с Тенгизского газоперерабатывающего завода и завода «Болашак»; исследование состояния подземных вод и пр. Кстати, нами запатентована разработка по закачиванию городских подпочвенных вод глубоко под землю, в потенциальный пласт на глубине 1000 метров вместо обычных 200-300. Также есть патент на разработку морских газовых гид­рантов для извлечения метана с месторождений морского дна.

Наши ученые исследовали поч­ву полигона Тайсойган. Надо признать, там ситуация сложная. В частях ракет, запускавшихся когда-то и рассыпанных по степи, содержатся остатки топлива, они уходят в почву, отравляют воду. Для очистки почвы здесь нужно установить «ловушки-сорбенты» во всех канальчиках, где идет движение воды. В качестве сорбента можно использовать песок с наночастицами, эффективно очищающими воду от вредных веществ. Свое предложение мы направили в акимат.

– В других проектах планируете использовать нанотехнологии?

– Да, есть идеи. В нефтедобыче можно использовать наноалмазы, то есть оборудование «вооружить» алмазным напылением. Эффект будет тот же, что с использованием алмазов, но намного дешевле. Также наш аспирант работает над разработкой нанокатализаторов для использования в нефтепереработке.

– Насколько это реально в наших условиях?

– Часто бывая в Китае, видел своими глазами, как производят наноалмазы чуть ли не в домашних условиях. Буквально в чане расщепляют алмазную шихту, доводя температуру до 1000 градусов по Цельсию, и «окунают» в нее инструменты. В результате покрытый наночастицами алмаза рабочий инструмент приобретает алмазную твердость! То есть получить наноалмазы вполне реально.

 – А еще какие проекты реализованы вашими учеными?

– В прошлом году ученые исследовали туристический потенциал Индерского района. Родники и ручьи на побережье Индерского озера годны для лечения болезней суставов, астмы, бронхита, гинекологических заболеваний и др. Особо отмечу родники Тилепбулак и Ащытузбулак, воды которых можно использоватькак бальнеологическое средство, которое активно применяется, например, на некоторых черноморских курортах. Озеро за счет сочетания горного и морского климата также имеет большой туристический потенциал. Но отсутствует развитая инфраструктура и нет пресной воды. Нужно строить водопровод, санаторий на 500-700 мест, спортивно-оздоровительный лагерь для спорт­сменов на 100 мест. Если создать инфраструктуру, то в течение 5-7 лет можно наладить туризм.

– Каков научный потенциал университета?

– У нас 22 доктора наук, 67 кандидатов и 60 магистров. Академик Муфтах Диаров – это наша гордость. Огромным плюсом является наличие двух нефтяных месторождений со всем оборудованием добычи, подаренных НК «Казмунайгаз», то есть свои разработки мы можем проверить на практике. Это очень важно для студентов, проходящих там практику. Эти скважины до сих пор дают нефть, порядка 1 тонны в сутки. Во время практики студенты добывают нефть, но нет механизма ее реализации на рынке. Мы работаем над решением этого вопроса, так как это способствовало бы укреплению научной базы университета. К примеру, в Санкт-Петербургском горном институте есть свое месторождение с опытно-промышленной добычей нефти, реализация которой составляет 50 процентов государственного финансирования! Хорошее подспорье для развития.

В составе нашего университета действует структурное подразделение – Каспийский исследовательский институт. В разработке этого года такие проекты, как геологические исследования Каспия, опреснение подземных минерализированных вод, энерговетровые установки, морские газовые гидранты и т.д.

– Вы 16 лет работали в Российском университете дружбы народов, затем проректором в институте повышения квалификации при Минэнерго РФ. Почему вы приехали в Атырау, оставив комфортную Москву?

– У меня контракт на два года. Я и раньше приезжал с гостевыми лекциями. Здесь у меня есть возможность реализовать свои научные работы на практике, в Атырау сосредоточен нефтегазовый сектор страны. Я даже планирую сына-второкурсника РУДН привлечь сюда на практику, чтобы он увидел нефтедобычу в Казахстане. Насчет комфорта. В Мос­кве я на работу добираюсь 1,5 часа из-за пробок на дороге, то есть теряю целых три часа каждый день. Здесь я живу в двух шагах от университета.

Алма ТУРГАНОВА

Фото: origins.org.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *