И тяжелее нет на свете доли…

Бывший работник казахстанского филиала итальянской компании Saipem S.p.A не может добиться от предприя­тия выплаты компенсации за полученное на работе профессиональное заболевание. На протяжении нескольких лет нефтяник судится с предприятием, пытаясь доказать, что травму он получил на работе.

18 мая в конференц-зале Дома профсоюзов даже состоялся круглый стол, посвященный этой теме. Помимо противоборствующих сторон, в мероприятии участвовали представители профсоюзных организаций области, управления внутренней политики, прокуратуры, специа­листы по профессиональным заболеваниям.

Как стало известно в ходе встречи, в марте текущего года апелляционный суд Атыраус­кой области вынес решение, согласно которому компания Saipem должна выплачивать компенсацию своему бывшему работнику Бекарысу Турсынгалиеву, получившему профессио­нальное заболевание за 7 лет работы в качестве помощника бурильщика на острове «Д», что на нефтяном месторождении Кашаган.

Суд также обязал компанию выплатить штраф в размере 500 месячных расчетных показателей за невыполнение предписания государственного инспектора по труду. Выяснилось, что компания уже выплатила назначенный штраф, но не согласна назначать пожизненную пенсию, поэтому подала апелляцию в Верховный суд РК.

«Компания вправе подавать апелляцию, но прежде она обязана исполнить решение суда, которое уже вступило в силу», – говорит директор Атыраус­кого филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Асель Нургазиева.

Б. Турсынгалиев устроился работать в Saipem в 2005 году. Работал помощником бурильщика. Где-то с 2009 года он стал плохо слышать, у него появились боли в спине. При прохождении очередного медицинского осмотра на предприятии он сообщил о своих болезнях работникам медицинс­кого центра, но те не обратили на это должного внимания. А в 2013 году, когда он уже не смог пройти очередной медосмотр, его уволили по состоянию здоровья.

Национальный центр гигиены труда и профессиональных заболеваний в Караганде, куда обратился нефтяник, констатировал, что причина его заболеваний это «подъем и перенос тяжести», а также «производственный шум». Но в компании не согласились с этим и, создав свою комиссию, вынесли решение, что причина болезни Б. Турсынгалиева на 80% в нем самом, и только на 20% в предприятии. Ему была назначена ежемесячная пенсия в размере 12 тысяч тенге.

«После того, как стало известно об установлении профессионального заболевания, была создана комиссия по расследованию. Она провела опрос, в ходе которого Б. Турсынгалиев сказал, что позвоночник у него начал болеть с 2009 года. Но профессиональное заболевание обнаружено в 2013 году. Значит, он в течение 4 лет скрывал свою болезнь», – говорит представитель Saipem, юрист Данияр Отаралиев.

В свою очередь, председатель территориального объединения профсоюзов «Профсоюзный центр Атырауской области» Саламат Елеманов предупредил представителя Saipem, что нарушения со стороны компании являются поводом для отказа в выдаче разрешения на привлечение иностранной рабочей силы.

«Я, как член данной областной комиссии, буду ходатайствовать, чтобы вашей компании отказали в выдаче разрешения», – сказал он.

О ситуации с нарушениями прав Б. Турсынгалиева знают и в Международной организации труда, специализированном учреждении ООН, занимающемся вопросами регулирования трудовых отношений, говорит  А. Нургазиева.

Между тем большинство работодателей не заинтересованы в признании профессиональных заболеваний своих работников.

«На сегодняшний день, если по Атырауской области трудится около 52 тысяч человек, 45 500 работают во вредных и опасных для здоровья человека условиях. Но на диспансерном учете состоят всего 8 человек, у которых выявлены профессиональные заболевания», – говорит главный профессиональный патолог Атырауской области Шолпан Валиахметова.

Врач удивлена, что при таком количестве рабочих, трудящихся на опасном производстве, такое мизерное число людей, жалующихся на свое здоровье. К примеру, в Карагандинской области на аналогичном учете состоят 200 человек.

Специалист не исключает, что частные медицинские центры, которые осматривают рабочих, не фиксируют болезни по просьбе работодателей. А с теми, у кого уже ухудшено здоровье, и он не может продолжить работу, работодатель договаривается и увольняет по-тихому, выплатив разовую компенсацию.

Инспектор Атырауской областной государственной инс­пекции по труду Сырбай Жанесенов считает, что Saipem – одна из многих компаний, работающих в регионе, которые не хотят признавать профессио­нальные заболевания рабочих.

«Не раз приходилось слышать истории о том, что рабочий пришел с вахты и умер дома. Но никто почему-то не связывает это с работой. Часто родственники отказываются от проведения экспертизы тела, для выяснения причины смерти», – говорит инспектор по труду.

По его словам, в большинстве случаев люди просто не верят, что могут защитить свои права и доказать виновность работодателя. Пример Бекарыса Турсынгалиева показывает, что надо приложить немало сил для этого, что, однако, тоже не дает никаких гарантий.

«Наверно, нет на свете доли тяжелее, чем в расцвете сил остаться инвалидом и просить кого-то выплачивать тебе пенсию. Но если ты на протяжении многих лет добросовестно трудился на какое-либо предприятие и получил на работе травму, которая не позволяет дальше выполнять свои обязанности, то не вправе ли требовать от компании выплаты компенсации?» – вопрошает 48-летний Бекарыс Турсынгалиев, который теперь является инвалидом 3-й группы.

Он говорит, что не просит больше того, что ему положено: «Хотя бы дали то, что мне положено по закону».

Дулат ТАСЫМОВ

Фото: skolko-poluchaet.ru