История в фотографиях

Презентованный недавно первый фотоальбом об истории и этнографии кочевых казахов ХХ века Прикаспийского региона не оставил равнодушным никого из посетителей. Думается, это будет интересно и для всех атыраусцев. Лица людей, запечатленные на фотографиях более 90 лет назад, могут иметь самое прямое отношению к каждому современнику, оказаться предками – прадедом или прабабушкой. И этот факт вызывает волнение. Снимки были сделаны Антропологическим отрядом Особого комитета по исследованию союзных и автономных республик, под руководством профессора С. Руденко в 1926 году, во время полевой научно-исследовательской экспедиции, охватившей Адаевский уезд. В книгу-фотоальбом вошли 213 снимков, в основном, фотографированием занимались ученые С. Руденко и Ф. Фиельструп. В первый и последний раз эти фотографии были опубликованы в 1927 году в сборнике «Казаки. Антропологические очерки». Поэтому основная масса фотографий впервые вошла в книгу-фотоальбом.

Экспедиция в Младший жуз

Профессор С. Руденко питал особую любовь к тюркоязычным народам, его интересовало все, что связано с ним. Почему он оказался с экспедицией именно в наших степях? Есть версия, что в стране казахов его заинтересовала именно жизнь  родов, относящихся к Младшему жузу. Почему? Можем только догадываться. Еще есть мнение, что только казахи, обитавшие у Каспийского моря в 20-х годах ХХ столетия, сохранили традиционный кочевой образ жизни. Тем были и интересны ученым. Экспедиция С. Руденко донесла до нас ценнейшие документы о быте наших предков в тот отрезок времени. Все фотографии сделаны в 1926 году в период с 27 мая по 1 июля в Актюбинской губернии и Адаевском уезде. Экспедиция преодолела 700 км пути, начиная с города Актобе, по железной дороге достигнув станции Тамга, дальше – на верблюдах вверх по реке Ойыл до реки Кенжалы. Оттуда они прибыли в населенный пункт Копа, находящийся вдоль реки Сагиз. Затем с Копы экспедиция направилась в город Темир, а оттуда на станцию Журын. Отряд ученых оказался на приграничных землях родов Младшего жуза. С одной стороны обитали представители рода Жетиру и Алим, ведущие полуоседлый образ жизни. С другой стороны проживали люди рода Адай Байулы, кочевавшие круглый год – зимой на юг, а летом на север. Антропологический отряд заинтересовал образ жизни и быт адайцев. В своих записях они пишут, что адайцы были хорошими скотоводами, предпочитали заниматься верблюдоводством, овцеводством и лошадьми. При кочевке они использовали только верблюдов без телеги, а сами передвигались на лошадях. Также ученые узнали, что быт адайцев имел много общего с туркменами, это выражалось в предметах одежды, убранстве юрт, женских украшениях. До октябрьской революции адайцы жили в тесном контакте с соседями-туркменами, женщин крали с обеих сторон. В результате кровь местных казахов смешалась с кровью туркменов. Это отрази-лось даже на внешности – лица стали иметь общие черты. И влияние это было обоюдным.

Адайцы не занимались земледелием, предпочитая ему охотничество и рыболовство. Самой большой ценностью для адайцев являлось веками сформированное родо-племеннное устройство и традиции. С. Руденко по результатам проведенных исследований экспедиции поселений вдоль рек Сагиз и Ойыл отмечал, что эти рода нельзя относить к оседлым. Он писал, что главным основанием для характеристики этих людей являлось занятие земледелием. Казахов, живших в домах из саманных кирпичей, называли «жатаки» (от слова «жату» – «лежать»), но на такой образ жизни кочевники переходили только во время джутов, когда люди теряли скот, беднели. Как только ситуация выправлялась, они вновь возвращались к кочевому образу жизни. Поэтому С. Руденко был уверен, что дома из кирпича никак не могли являться признаком оседлости рода.

 

Практичность кочевников

Еще один член отряда А. Глухов, исследовавший быт казахов, отмечает, что адайцы по сравнению с другими родами живут скромно. Кочевники из рода Адай использовали в быту маленькие юрты, состоявшие из трех войлочных покрытий, в их аулах не бывает больших, красивых, чистых юрт. Однако ученый объясняет это не бедностью, а вопросами практичности во время кочевок. Он сравнивает дома адайцев и рода Алим. Юрты первых оценивались в 18 овец, а более объемная юрта алимов стоила 40 овец. Но такие большие юрты редко встречались среди кочевых родов из-за тяжелых деталей юрты, сбор которых также требовал много времени и сил.

 

Казахский орнамент­ –­ высокое искусство

Член этнологического отряда Е. Шнейдер исследовал национальный орнамент рода. Он отмечает очень высокий уровень развития творчества кочевников при изготовлении и оформлении домашней утвари, искусство изготовления орнамента на камнях, костях, дереве, ювелирное искусство и т.д. Как пишет ученый, женщины владели 6 видами искусства, в остальных были сильны мужчины. Самым распространенным орнаментом у казахов являлись линии, сходные с рогами барана («қошқар мүйіз»). Вся домашняя мебель: кровати, сундуки, кебеже (комоды), двери, памятники усопшим – все они были искуссно отделаны орнаментом. Ученый признает, что в искусстве оформления среди всех тюркоязычных кочевых народов казахский орнамент, несомненно, занимает особое место.

 

Санитарные условия жизни кочевников

Малый медико-санитарный отряд экспедиции под руководством С. Баронова провел исследование заболевания и смертности казахов. Они описали быт людей, провели физические измерения взрослых и детей, всего 1524 человека. Попутно занимались лечением больных. Добровольное медицинское обследование прошли порядка 700 человек. Оно показало низкий уровень здоровья среди жителей. В некоторых аулах уровень заболеваемости доходил до 100 процентов. Среди населения было зафиксировано много кожных заболеваний и туберкулеза, которые приводили к смертности. На ситуацию влияло и то, что люди жили в сырых закрытых домах, где не было воздушного обмена, было темно и под одной крышей находились загоны для скота. Также недостаток воды и отсутствие условий в зимнее время обусловливали высокий уровень заболеваемости людей. В то же время С. Баронов пишет о высокой рождаемости, было много семей с 10-12 детьми.

 

Родовые отношения

Антропологический отряд возглавлял сам профессор Руденко. Во время экспедиции в Актюбинской губернии Актобе и Адаевском уезде были проведены антропологические измерения 827 мужчин и женщин. Среди них люди родов Адай Байулы, Алаша, Байбакты, Бериш, Жаппас, Есентемир, Таз, Тана, Шеркеш, Ысык, Алим и Кете из рода Алим, Жагалбайлы из Жетиру, Кердери, Табын, Тама. Каждый человек был записан по своему роду, чтобы определить кровосмешение между родами. По словам профессора, семейный союз среди соплеменников был нередким фактом, к примеру, среди Байулы, Алимулы и Жетиру.

Позже исследовательские отряды были направлены в пределы Уральска, Костаная, Акмолы, Семея и Актобе. В результате 3-й малый отряд во главе с А. Букейханом поехал на запад страны.

Видный ученый Алихан Букейхан также посетил Адаевский уезд. Результаты своих исследований он описал в труде «Казаки Адаевского уезда». В нем он описал географическое положение уезда, подготовил сведения о состоянии почвы, возможностях поливной системы, колодцах, пастбищ и т.д. В своих трудах он определил три традиционные группы казахов: кочевники-скотоводы, жатаки (мангистауские скотоводы), жатаки-скотоводы, обитающие вдоль рек Сагиз, Жем, Ойыл. Букейхан сделал анализ об использовании кочевниками полноводных колодцев. Самым ценным документом является анализ шежире родов Адай и Табын и их расположение по местностям.

В целом, фотоальбом об истории и этнографии кочевых казахов ХХ века Прикаспийского региона является ценнейшим источником информации о жизни наших предков. Хочется надеяться, что он найдет путь к широкому кругу читателей.

Алма ТУРГАНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *