Достучаться до истины

Ключевым условием повышения конкурентоспособности экономики, обеспечения экономического роста и в конечном счете усиления роли страны в мировом сообществе является стимулирование предпринимательской активности и устранение необоснованных барьеров для ее осуществления. Последние тенденции в развитии законодательства связаны именно с намеренным усилением устойчивости гражданского оборота и повышением привлекательности отечественной экономики как объекта частных инвестиций. В то же время одним из заметных явлений последних нескольких лет в экономике стало увеличение количества корпоративных конфликтов.

 

В связи с этим, в 2015 году в рамках гражданского процессуального кодекса были введены нормы в части разрешения корпоративных споров. Указанные нововведения были направлены главным образом на обеспечение непротиворечивости судебных актов, принимаемых при рассмотрении корпоративных споров, и на повышение уровня реальной доступности правосудия по корпоративным спорам.

Несмотря на новые механизмы защиты интересов граждан, юридических лиц, в том числе инвесторов, в рамках корпоративных правоотношений отдельные проблемы еще остаются. Правоприменительная практика по корпоративным спорам в свете последних изменений в ГПК еще не сложилась, вопросы в отношении последствий применения процессуального закона возникают, само по себе понятие корпоративного спора также является новеллой в отечественном законодательстве.

Необходимо отметить, что подсудность любого дела зависит, прежде всего, от правильной оценки роли субъектов иска, для дальнейшего рассмотрения иска. Несмот­ря на достаточное, за небольшим исключением, четкое определение споров, относящихся к категории корпоративных, на практике возникают ситуации по оценке, отнесению лиц, указанных в иске, к необходимому «пресловутому» субъектному составу, который необходим для дальнейшего рассмотрения в экономическом суде.

Есть яркий и достаточно свежий пример из практики экономического суда Атырауской области. В мае 2017 года двое учредителей ТОО инициировали иск от имени товарищества к третьему учредителю – бывшему директору – о признании решения общих собраний товарищества недействительными, мотивируя тем, что несмотря на подписанные протоколы, был нарушен порядок извещения о проведении собраний. По сути товарищество обжаловало свои же решения, вынесенные органом управления предприятия, т.е. общим собранием.

В данном случае была допущена двойная ошибка: несоответствующий истец и ненадлежащий ответчик в виде одного лишь такого участника общего собрания, хоть и директора. Приняв участие в нескольких заседаниях, истец благополучно отказался от иска.

Буквально через три дня подается новый иск, уже непосредственно от имени учредителей, однако ответчиком указан все тот же директор ТОО. Несмотря на предложения о замене ответчика, истец настаивал на рассмотрении иска в первоначальном виде, вследствие чего решением суда в удовлетворении иска было отказано.

Необходимость совершенствования специальных норм, регулирующих особенности разрешения корпоративных споров, объясняется спецификой подобных дел. Споры, связанные с применением корпоративного права, нередко характеризуются наличием большого круга лиц, права и законные интересы которых затрагиваются корпоративным спором. Такие споры являются комплексными, поскольку в рамках одного спора затрагиваются интересы самого юридического лица, которое не может нормально функционировать в ситуации корпоративного конфликта, интересы участников или членов юридических лиц, права которых нарушены или оспорены, а также зачастую и интересы третьего лица, поскольку широкое определение корпоративного спора может стать серьезным препятствием к уяснению и реализации на практике правил разграничения подведомственности и подсудности дел рассмат­риваемой категории, ситуация требует соответствующей реакции в виде издания отдельного нормативного постановления.

 

Ергали УБИГАЛИЕВ,

судья специализированного

межрайонного экономического суда

Атырауской области