ДЕЛО, КОТОРОМУ МЫ СЛУЖИЛИ

В сентябре мне уже исполнится 80. И сегодня, мысленно оглядывая пройденный путь, с удовлетворением отмечаю, что жизнь была наполнена интересными делами, преодолением, решением проблем, творческим поиском. Так что не зря, как говорится, выбрал своей планетой и смыслом жизни геологию. Много дел и много хороших встреч подарила мне судьба на этом пути.

Такими словами начал беседу Багитжан Кусниевич Кусниев — почетный член «Казахстанского общества нефтяников-геологов (КОНГ)», труженик тыла, награжденный Благодарственным письмом Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева «За значительный вклад в становление и развитие нефтяной отрасли независимого Казахстана, в социально-экономическое и культурное развитие страны», а также Почетной грамотой МинГео КазССР и ЦК профсоюза геологов, медалью «За заслуги в разведке недр. В ознаменование 100-летия со дня образования геологической службы». Имеет несколько грамот и дипломов Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов за активное участие в изобретательской и рационализаторской деятельности. Есть медали и «За доблестный труд», и «За активное участие в работе профсоюзной организации области», за работу по защите прав и интересов ветеранов войны и труда, пенсионеров-нефтяников области. В честь 20-летия Независимости Казахстана награжден Благодарственным письмом национальной компании «КазМунайГаз». За многолетний добросовестный труд в нефтегазовой отрасли страны и активное участие в работе общественного благотворительного фонда «Мунайшы». Эти награды убедительно показывают, насколько широк круг деятельности и интересов Багитжана Кусниевича. И не зря он, родившийся в семье селян-колхозников, избрал для себя профессию геолога.
Ему вообще рано пришлось делать выбор, отвечать за себя. Отец — Мутиев Кусни работал в колхозе «Кызыл Казахстан» Орлинского аульного совета (в песках Нарына). В 1941 году был мобилизован в ряды Советской Армии. Весь ратный путь свой прошел в составе 183-й Харьковской стрелковой дивизии, а в 1944 году 9 сентября героически погиб в бою против немецких захватчиков у деревни Махиувка Красновского района Польши, на границе с Германией, где и похоронен. Его имя занесено в Книгу памяти павших за Родину атыраусцев — «Боздактар». Вся ответственность за воспитание малолетних детей легла на маму Нагиму, которая была великой труженицей, работала в колхозе от зари и до темна. Доила коров, пасла телят, летом серпом косила сено для скота на зиму и т.д. После войны уже работала на строительстве железной дороги Гурьев — Астрахань.
Багитжан старался чем мог облегчать маме жизнь, ничем не огорчать ее, окончив на круглые пятерки семилетнюю школу, для продолжения учебы приехал в г. Гурьев, он хотел окончить десятилетку и поступить в сельскохозяйственный институт, после которого — вернуться домой в колхоз, чтобы заботиться и помогать маме, т.к. здоровье ее стало давать серьезные сбои. Но в Гурьеве ему негде было жить, а нефтяной техникум обеспечивал общежитием, туда и поступил он в 1949 году. Так и определилась его будущая стезя, длиной более 40 лет.
Правда, был перерыв в трудовой биографии, с сентября 1954 года до января 1958 года проходил военную службу в рядах Тихоокеанского военно-морского флота во Владивостоке, и он признается, что именно здесь получил большую жизненную школу и закалку. Это здорово помогало освоиться в непростых условиях полевой сейсморазведки. В поле они жили в трудных бытовых условиях, работали в тяжелых природно-климатических условиях. Жилище полевых партий состояло из землянок-мазанок и брезентовых палаток. Не хватало автотранспорта, буровых станков, геофизических станций и приборов, спецодежды, постельных принадлежностей, продуктов питания, питьевой воды и многих необходимых материалов и др. Несмотря на эти трудности, полевые геофизики работали очень напряженно, по 12-15 часов в сутки зимой и летом, проявляя профессиональную выдержку, смекалку и энтузиазм в борьбе за скорейшее открытие новых месторождений нефти. И все годы буровики, геофизики работали творчески, искали пути наиболее эффективной работы, сбережения техники. В этот творческий поиск включился и Багитжан Кусниевич. В 1969 году Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов за внедрение в производство более 35 рацпредложений с большой экономической эффективностью наградило его Дипломом. Ряд его предложений был рекомендован заводам-изготовителям буровой техники.
За более полутора десятка лет в полевых сейсморазведочных партиях Гурьевской геофизической экспедиции треста «Казнефтегеофизика» Багитжан Кусниев от бурильщика вырос до мастера по бурению скважин. Непосредственно участвовал в выявлении и подготовке многочисленных структур на территории Атырауской, Мангистауской, Актюбинской и Западно-Казахстанской областей, которые обеспечили геологоразведке широкий фронт работы бурению надсолевых и подсолевых глубоких разведочных скважин на нефть и газ.
— Конечно, я сам учился, изучал передовой опыт и достижения в поездках с делегацией на родственные предприятия, закончил институт заочно, но все же храню признательность своим колллегам-наставникам и руководителям. Своими наставниками в полевой геофизике считаю настоящих патриотов, людей, беззаветно любивших свою работу, увенчанных славой, отмеченных наградами — Власова Василия Игнатьевича, Михеева Михаила, Менешева Шеркешбая, Рассухина Александра Ивановича, и многих других.
Из руководителей — это Хакимов Галымжан Хакимович, управляющий трестом «Казнефтегеофизика», Курмангалиев Капес Курмангалиевич, секретарь парткома треста «Казнефтегеофизика», Тайманов Казбек Айтжанович, начальник Гурьевской геофизической экспедиции, Нижельской Виктор Александрович, руководитель буровых работ Гурьевской геофизической экспедиции.
Я постоянно чувствовал их заботу и большое доверие, которое я старался оправдать. Например, мне было доверено руководить курсами по подготовке специалистов (в межсезонье, между выездами в поле).
Огромной школой для меня была работа в «Казахстаннефтегазразведке». Новое управление было самое крупное в истории нефтегазоразведки Казахстана, оно объединяло в своем составе нефтегазоразведочные (геологические, геофизические) организации Гурьевской, Западно- и Южно-Казахстанской, Актюбинской и Мангистауской областей республики. Оно проводило геологоразведочные работы на площади в 39,5% от всей территории Казахстана, где проживали 25% населения республики (это более 4 миллионов человек). Руководителем управления КНГР был назначен талантливый горный инженер-буровик, кандидат технических наук Хахаев Билал Насруллаевич (мы все его называли Борисом Николаевичем). Именно он сумел собрать творческий, дееспособный коллектив, который оказался на высоте поставленных задач. Очень хорошо разбирался в людях, знал, кто на что способен, а уж в производстве равных ему не было. По мере решения задач он организовывал новые производства, по сути, КНГР стало огромным производственным организмом. Я счастлив, что поработал на ответственных участках — в отделе геолого-поисковых работ аппарата управления КНГР, и в отделе главного механика управления КНГР, и начальником автотранспортного предприятия, когда решались вопросы транспортного обеспечения, крупным тампонажным цехом, создание которого позволило «закрыть» проблему цементирования тяжелых обсадных колонн (трубы) в подсолевых скважинах.
Под руководством Бориса Николаевича много было решено по техническому обновлению, по созданию должных условий труда и отдыха работников. Все полевые бригады были переведены на вахтовый метод работы. Строились поселки буровиков и геологов, даже специальный силикальцитный цех заработал. Начались строительная индустрия и смелое проникновение в неслыханно богатые запасами нефти и газа подсолевые палеозойские горизонты земной коры в Казахстанской геологии.
Первый фонтан газоконденсата, ставший изначальной страницей истории добычи подсолевой нефти в Казахстане, получен именно на площади Карачаганак 19 марта 1979 года при опробовании пластоиспытателем в процессе бурения интервала глубин 3908-3937 метров в параметрической скважине П-10.
Эти знаменательные события произошли через 80 лет, после первого в истории нефтедобычи Казахстана, фонтана нефти, полученного на месторождении Карашунгул (Жылыойский район Гурьевской области) из скважины №7, глубиной 40 метров в ноябре 1899 года из пермских отложений. К числу других открытых крупных, подсолевых месторождений того времени (ныне известных) относятся Жанажол, Кенкияк, Имашевское и другие.
Я горд, что имею отношение ко всем этим победам геологов. Особенно знакомством с выдающимися специалистами, организаторами — в первую очередь это Хахаев Билал Насруллаевич, Липсон Эльмар Августович — главный инженер управления КНГР; Узбеккалиев Халел Жагипарович — заместитель министра геологии «Охраны недр»; Кемелов Аккуан Кемелович — начальник Южно-Эмбинской НРЭ; Бисенов Байгали Кажкенович — начальник центральной транспортно-тампонажной базы — заведующий отделом Гурьевского областного совета профсоюзов. И когда был избран на профсоюзную работу, старался сделать все возможное для работников, а это было не так просто, если учесть, что в ведении профкома находились коллективы геологоразведочных организаций, расположенных на территории трех западных областей Казахстана и пансионатов на Северном Кавказе, общим числом работающих более 12 тыс. человек. И здесь нашлись люди, у которых я многому научился и позаимствовал. Это Чаплыгин Анатолий Константинович — секретарь Гурьевского областного совета профсоюзов; Айбаров Айдын Аккалиевич.
Мне в жизни повезло, — сказал в заключение Багитжан Кусниевич. — Я занимался делом, полезность которого для народа очевидна, и потому отдавался ему всей душой. Дружный, интернациональный коллектив геологоразведчиков участвовал в созидательном труде, результат наших работ — это города, поселки, железные дороги, заводы в необжитом до нас степном просторе сурового края. Мы как бы являлись генератором жизни. Труд наш был нелегким, но почетным. Но я счастлив не только тем, что находили богатейшие подземные клады, которые заботливо упрятало время в глубины недр, а тем, что мне довелось работать вместе с людьми, проявляющими высокие человеческие качества здесь, на землях Прикаспия.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ