В моем сердце

Нет большего богатства, чем иметь старшего брата, с которым ты как за каменной стеной. Он самый верный и родной. Это все о моем дяде Хисмете Бозановиче Табылдиеве.

Его с нами нет уже 100 дней, и боль утраты не покидает наши сердца. Душа не хочет принимать тот факт, что, приходя домой к тате, тебя не встретят с ободряющей улыбкой и не обнимут, не скажут слов: «Жаным, как ты?» Мне все еще кажется, что он жив, рядом, он еще с нами.

Мы всегда чувствовали поддержку нашего любимого, самого близкого и родного человека, старшего брата нашего папы – Хисмета. Мы с любовью его называли тате, а его супругу Майру – мамой. Нам тате был за отца, за дедушку, мне – крестным папой, а моей сестре Айымжан и брату Ерканату – «үлкен папа».

Наш папа Аманжан Косымбаев рано ушел из жизни… Помнится, тате, тяжело переживая утрату, говорил: «Я даже смерть родителей так сильно не переживал, как уход брата, который мог стать моим наследником в профессии и состояться как историк».

Мы всегда чувствовали поддержку тате, от него исходили особенное тепло, энергия, которая давала огромную силу, уверенность, надежду. Во многом благодаря этому все мы, младшее поколение семьи Табылдиевых, нашли себя в жизни. Мы часто обращались к тате и Майра-маме за советом, помощью, все важные и судьбоносные решения принимались с их поддержкой.

Мое детство было самым счастливым… Нежностью меня окружали самые близкие любимые улкен папа, улкен мама, тате, Майра мама, папа, мама, братья Бейбит и Ерлан. Они радовались каждому моему успеху… Тате ласково называл «құлдығым менің» даже когда я стала взрослой. Долгое время я не знала, что означает это слово, но оно стало самым ласковым для меня.

Я всегда чувствовала, что тате гордился мной и моими достижениями. Помнится, в детстве когда домой приходили гос­ти, он заставлял меня читать газету и говорил, хвастаясь: «Қараңдар, менің құлдығым төрт жаста газет оқыды!» Пос­ле окончания школы я захотела учиться в Алматы, родители были согласны, но тате сказал: «Общежитиеда түрып макарон жеп қарының ашып жүресін». Я не поехала и очень обижалась по этому поводу, но решение тате было для меня важнее. Сейчас понимаю, нас­колько мудрыми были те решения. Помню, будучи студенткой, гордилась, увидев тате в стенах университета. Мой дядя – ректор! Я очень любила приходить к дяде домой и часами сидеть в его кабинете среди тысячи книг, многие из которых были его пуб­ликациями. Тате все свои работы писал от руки. Одно время он печатал на машинке, но написанных его красивым почерком было больше.

Мама рассказывала, что когда я родилась, каждый день рано утром перед работой приезжал тате только для того, чтобы взятьна руки и поцеловать меня… А, выдавая меня замуж, долго обнимая, он говорил слова напутствия, и я видела его слезы радости. Или это были слезы расставания? Ведь он провожал маленькую «құлдық» во взрослую жизнь.

Вспоминаю, как любил он мою маленькую Адию, как лас­ково он относился к моей доченьке…

Его внимания и любви хватало на всех его близких. Я благодарна судьбе, ведь у меня был и останется в памяти мой любимый тате…

Помню день, когда нам позвонили и сказали, что его больше нет. Я сидела в комнате, а в голове была только одна мысль: «Пусть это будет неправдой». До сих пор тяжело поверить, что меня никто больше не назовет «құлдығым менің»…

Нашего тате уже нет с нами. Он смотрит на нас с небес, помогает нам, оберегает своих детей и внуков. Он всегда будет жить в сердцах родных и близких.

Люблю, скучаю…

 

Асель КОСЫМБАЕВА,

Алматы, 2018 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *