Время торговцев

Создание благоприятных условий для того, чтобы в страну пришли иностранные инвесторы, – одна из ключевых задач, поставленных Главой государства Нурсултаном Назарбаевым. Экономический эффект налицо: открытие производств и создание новых рабочих мест. Завод полиэтиленовых труб и Атырауский завод трубопроводной арматуры компании «Шеврон Мунайгаз Инк» это как раз те проекты, которые были полностью реализованы за счет средств иностранных инвесторов.

Завод полиэтиленовых труб был введен в эксплуатацию в 2003 году. Здесь производят трубы и различные комплектующие детали, применяемые в водопроводных, канализационных, газопроводных и отопительных системах. Изначально было инвестировано порядка 20 млн. долларов. Позже было вложено еще столько же денег для расширения ассортимента продукции.

Завод трубопроводной арматуры (АЗТА) введен в эксплуатацию в 2013 году. Он производит задвижки, которые характеризируется долгим сроком службы, имеют обрезиненный клин и для них не требуется установка колодцев. Сюда было вложено 40 млн. долларов. В общей сложности на обоих предприятиях, расположенных в 5 км от города Атырау – в Северной промзоне, что вдоль трассы Атырау–Уральск, трудятся свыше 200 человек.

Однако, эти заводы, которые производят продукцию высокого качества, имеющие 10-летнюю гарантию и 50-летний срок службы, могут закрыться. На сегодняшний день АЗТА загружен всего на 5%, а завод полиэтиленовых труб – на 30%. Предприятие в год может выпускать до 30 000 штук задвижек, что оценивается в 25 млн. долларов, а производит всего 1500. При этом емкость только казахстанского рынка жилищно-коммунального хозяйства составляет порядка 100 000 задвижек год. Почему такая продукция осталась невостребованной, мы спросили коммерческого менеджера филиала «Шеврон Мунайгаз Инк.» Евгения Легина.

– Евгений, расскажите, что произошло, почему такой качественный товар, как ваш, не востребован? Вроде и объемы работ на рынке ЖКХ имеются немалые.

– Проблема в том, что у нас с госчиновниками разное понимание качества. Они говорят, пусть рынок сам определит качество и востребованность товара. Хорошо, я готов с этим согласиться. Давайте тогда говорить про надежность или безопасность и стоимость владения. К примеру, если вы купили автомобиль, то вы рассчитываете на то, что он должен быть безопасным: колеса при езде не должны развалиться, руль и тормоза работать исправно, в наличии – ремень безопасности. То есть были какие-то минимальные требования, которые прописаны в определенных госстандартах, тем самым государство обеспечивает своим жителям минимальный порог надежности. Такие стандарты и требования есть на всё: на питание, на строительные материалы и даже на полиэтиленовые трубы. Мы помогли их усовершенствовать еще в 2000-х годах, взяв за основу европейские стандарты, потому что пластиковых стандартов не было в Казахстане. Привезли их сюда, перевели и методом учетной регистрации ввели их в действие, то есть стандарты сейчас отличные. Но, к сожалению, нет у нас в стране сейчас органа, который следит за их соблюдением. Я не говорю про все. Я говорю про нашу продукцию.

До 2008 года выпуск пластиковых напорных труб лицензировался. Был серьезный контроль. Производство периодически проходило проверку, чтобы получить разрешение на выпуск продукции. Но потом лицензирование отменили, проверки убрали. Сейчас рынок стал просто диким. Никто его не контролирует. Мы как ответственные производители, заботящиеся о своей репутации, не можем следовать этому рынку и делать так, как все остальные – нарушать стандарты.

– Но сейчас в Казахстане, да и в нашем регионе повсеместно ведутся работы по водоснабжению и газификации. Так неужели при реализации таких крупных проектов не покупают продукцию вашей компании?

– Как у нас образуются большие объемы по жилищно-коммунальному хозяйству? Какой-нибудь депутат скажет, что такой-то поселок испытывает потребности в чистой воде, в природном газе и т.д. Соответственно, через определенное время выделяют бюджет на проектирование этих инженерных сетей, проектная организация закладывает всю продукцию согласно стандарту. И все тут хорошо. Но следующий этап – тендер на закупку материалов и строительство, и здесь «первую скрипку» играет компьютерная программа, которая определяет, у кого цена ниже, тот и победитель.

Ни один участник тендера не скажет, что его товар не соответствует стандартам, хотя при этом будет предлагать товар по цене сырья. У нас в цену продукции входит цена сырья и плюс 20% на переработку. Это мировая практика. Электричество, зарплата, амортизация и прочее. Соответственно у нас цена на 20% выше. А побеждает тот, кто дал цену низкую. В принципе, бюджет тендера позволял купить и хорошую продукцию. Но вот акимат отчитался, что провел тендер, выбрал подрядчика и даже сэкономил бюджет. Он молодец. Строитель сделал скидку, заложил дешевую трубу, ищет еще где-то дешевле купить. Он берет все, что можно найти подешевле, весь мусор, лишь бы были бумажки, которые можно показать заказчику.

– А как же приемочная комиссия? Разве не проверяют те же водопроводы, прежде чем пустить их в эксплуатацию?

– А я вам расскажу, как происходят испытания. Их сварили, дали испытательное давление, в полтора раза превышающее, чем предусмотрено по проекту. Где-то порвало – заклеили. Полтора часа так отстоял – все. Выключают. Сдал работу. Надо отметить, плохой полиэтилен проходит эти испытания. Потому что в продукте, полиэтилене, заложен коэффициент запаса прочности в 25%, на всякие непредвиденные повреждения, которые, к примеру, происходят при транспортировке. Но пройти-то он прошел испытания, но 50 лет он служить не будет, что требуется стандартом. А будет служить 2-3 года, а может, и 5 лет, и потом начинает рассыпаться, поскольку уже не выдерживает давления. Допустим, было запроектировано водоснабжение одного поселка. Необходимо проложить водопровод длиной в 40 км давлением в 10 атмосфер. Подрядчик построил этот водовод, сдал заказчику, акты все подписаны. Заказчик, то есть акимат, не будет его эксплуатировать, он передает в «Водоканал», который не участвовал в реализации проекта и качество трубы не проверял, но все эксплуатационные расходы несет он. То есть если будет где-то рваться, то он будет ремонтировать это за свой счет. К тому же гарантии в таких случаях обычно дают где-то на 2 года. Бывали случаи, что трубопровод уже проложили, но насосную еще не построили, и пока ее строят, труба лежит, а на нее гарантия уже закончилась.

Итак, «Водоканал» начинает эксплуатировать этот трубопровод. Дает положенное давление, а он начинает рваться. Что делать? Остается ремонтировать, постоянно отправлять ремонтную бригаду, соответственно, расходы растут. Оператор решает снизить давление в трубе. Снижает. И вместо расчётных 10 атмосфер он качает в 2-3 атмосферы. А почему трубопровод был рассчитан на 10 атмосфер? Чтобы определенный объем заданной воды дошел до конечного потребителя. Да, вода немножко будет капать с крана, но не так, как должно быть. И через какое-то время другой депутат начнет говорить: «Вот, поселок страдает от нехватки воды», «Давайте, еще одну трубу проложим». Придумают обоснования, к примеру, «Численность населения выросла», «Надо теперь проложить трубу с большим диаметром». И все повторяется вновь. Таким образом, деньги бесконечно закапываются в землю.

– Вы со своей стороны что предлагаете для решения этой проблемы?

– Мы предлагаем тендерным комиссиям нести ответственность за ту работу, которую они выполнили. В частности, чтобы отсечь недобросовестных поставщиков, нужно качественно провести техническую оценку на первом этапе тендера. То есть тендерная комиссия не должна верить каким-то бумажкам, которые им предоставляют. Можно же сделать какой-то порог. Если, к примеру, стоимость проекта превышает 10 млн. тенге, то надо обязательно проверить поставщика. Мы говорим о проектах, которые стоят миллиарды тенге, выделяемые на строительство инженерных коммуникаций по всему Казахстану. Если вы помните, заканчивается сегодня программа «Ак булак», реализуется программа газификации.

– То есть сейчас тендерная комиссия не проверяет производителя?

– Они сейчас заняли формальный подход. Вот мне предоставили сертификат от производителя, вроде бы труба соответствует требованиям, и на этом все. Так они обезопасили себя. Сегодня у нас в Казахстане более 60 производителей полиэтиленовых труб, и только 10% из них имеют свои лаборатории. При этом поставщик может просто отправить хороший кусок трубы на проверку в лабораторию, получить нужную бумажку и никто не будет проверять его производство.

Я не предлагаю создать какой-то орган, набрать штат и т.д. Не надо. Все можно предусмотреть на этапе проведения тендера. Если сумма тендера серьезная, то тендерная комиссия должна выехать к производителю и поставщику этой продукции и провести проверку. Стоимость этих проверок может быть заложена в бюджет тендера. При этом надо отметить, что в мировой практике принято, что дальше 1000 км полиэтиленовую трубу не покупают. Потому что перевозка делает ее цену фактически невыгодной. Поэтому в Атыраускую область можно везти трубу с завода, расположенного, максимум, в пределах Западного Казахстана.

– А у нас трубы везут из Китая, Турции?

– Качественное европейское сырье стоит 600 тенге за 1 кг, российское – по 500 тенге. А если купить сырье из переработанного мусора, то оно будет стоить 300 тенге и его можно везти куда угодно.

Мы же покупаем только качественное сырье. Сегодня чтобы как-то выжить, мы вынуждены продавать свою продукцию по цене сырья. В позапрошлом году завод по выпуску полиэтиленовых труб принес убыток на 3 млн. долларов. «Шеврон» вложил эти деньги. Но вы же понимаете, долго это продолжаться не может. С такой политикой мы просто закроемся.

– Как получилось, что такая крупная американская компания, как «Шеврон», так просчиталась? «Шеврон», насколько мне известно, один из главных учредителей ТОО «Тенгизшевройл». А оно сейчас вкладывает огромные средства на реализацию проектов на Тенгизе. Неужто компания не выделит вам хороший заказ, так сказать, «по-родственному».

– Дело в том, что «Шеврон» нигде в мире не имеет такого завода, как наш. Потому что это не его бизнес. В 2000-х годах, когда руководство «Шеврона» встречалось с Нурсултаном Назарбаевым, Глава нашего государства попросил ввести какую-то новую технологию, чтобы облегчить жизнь казахстанцев, не связанную с нефтегазовым сектором. Полиэтиленовые трубы в нефтегазовой сфере не востребованы. ТШО не нужны наши трубы. Ну, может, чуть-чуть они берут у нас. Основной наш рынок – жилищно-коммунальное хозяйство. Для «Шеврона» это была успешная модель западной компании, чтобы быть примером для других предпринимателей Казахстана. Мы построили завод, который соответствует мировым стандартам. До 2008 года мы ежегодно производили 15 тысяч тонн полиэтиленовых труб. Это 100-процентная загрузка. Это был последний год, когда был какой-то контроль качества продукции. К сожалению, у нас сейчас время не производителей, а время торговцев.

– Спасибо за беседу.

Дулат ТАСЫМОВ