Возвращение к истокам

Две струны. Легкое касание пальцев. Музыкант прислушивается к звуку. Недоверчиво вновь коснулся – звук стал отчетливее, живее. Музыка струн древнего инструмента кочевника своеобразна, местами величава, часто грустна, от прихоти владельца бывает громкой или тихой. Завораживает.

Чуткие пальцы музыканта давно сроднились с этими струнами, вместе они передают мысли, чувства, мечты казаха. Домбра и музыкант.

С благословения Дины

Сейчас трудно представить образ Азидоллы Ескалиева без домбры. Добрая улыбка и музыка, выуженная из глубин веков. Две струны – две души.

Он родился в 1934 году, рос и учился в сельской местности, где домбра тогда имелась в доме каждого. И для будущего виртуоза было естественным взять в руки инструмент и, подражая взрослым, наигрывать известные кюи. Талант мальчика не остался незамеченным старшими. Отец Азидоллы, почтенный Ескали, прозванный в народе летописцем искусства, приглашает в аул знаменитую Дину. На тое в честь всенародной любимицы свое искусство представляют кюйши со всей окрестности, среди них выступил и юный Азидолла, вызвав своим исполнением восторг слушателей. Дина апай высоко оценила талант мальчика и благословила его на большое музыкальное будущее.

Но поступать после окончания школы Азидолла поехал в Алма-Ату в зооветеринарный институт, как и полагалось тогда аульскому парню, потомку животноводов.

Документы были уже сданы, когда Азидолла совершенно случайно узнает о том, что в консерватории идут прослушивания. Он ничего не терял и поэтому решился показаться столичным специалистам. В тот день абитуриентов экзаменовал сам Ахмет Жубанов. Азидолла исполнил кюи «Балқаймақ», «Аман бол, шешем, аман бол» Курмангазы, «Өтті дәурен» Дины, «Бозашы» Ергали, чем немало впечатлил академика Жубанова. Западные кюи в исполнении молодого дарования, ученика «степной консерватории», привели его в восторг. И в сентябре 1953 года Азидолла Ескалиев переступил порог Алма-Атинской консерватории в качестве студента.

– Раньше в ауле часто проходили скачки, и ребенком папа участвовал в байге, – вспоминает Алма Андарбаева, старшая дочь Азидоллы ага. – Рассказывали, что скакун, которым управлял папа, всегда занимал призовые места, он был кем-то вроде талисмана. А по окончании байги всегда устраивали той, на котором он играл на домбре знаменитые кюи. Свои навыки джигита-наездника он не потерял и будучи уже известным музыкантом. В 1966 году на свой 60-летний юбилей в Гурьеве был приглашен Ахмет Жубанов, где ему подарили по давней казахской традиции коня. У нас сохранилась фотография, где папа верхом на коне пытается усмирить резвого скакуна. Так до конца своих дней он остался человеком, верным своим корням.

А между тем наступил 1957 год, принесший первый большой успех музыканту. В этом году на Всесоюзном конкурсе исполнителей народной музыки в Москве Азидолла Ескалиев занимает первое место. Затем на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов, проходившем также в Москве, он становится обладателем «Золотой медали». Как впоследствии будет отмечено, Азидолла Ескалиев первым после легендарного Амре Кашаубева, казахскую национальную культуру, в частности исполнение на добре, поднимет на международный уровень, став тем, кто «открыл» домбру миру.

– Папа был еще и немного изобретателем, – с улыбкой вспоминает Алма Азидоллаевна. – Ведь как было раньше? Не было специальных микрофонов для инструмента, домбра не достаточно была слышна в больших залах. И тогда папа придумал крепить к крышке домбры маленький микрофон, соединенный проводком к усилителю звука, который был спрятан под стул. А чтобы все это не было видно, мама сшила для стула чехол из ярко-желтого плюша.

На фотографиях тех лет часто можно увидеть Азидоллу Ескалиева, восседающего с домброй на стуле в узорчатом чехле, и если внимательно присмотреться, от инструмента будет виться тот самый проводок.

В 1958 году Азидолла Ескалиев успешно оканчивает консерваторию и продолжает работу в Казахстанской филармонии в качестве солиста, куда был приглашен еще студентом. С 1960 года он становится солистом Казахконцерта, а с 1962 года концертную деятельность совмещает с преподаванием в родной консерватории. В числе его учеников – известные ныне музыканты Айткали Жайымов, Айгуль Улкенбаева и Каршыга Ахмедияров.

В репертуаре Азидоллы Ескалиева были произведения гениев казахской народной музыки – Курмангазы, Дины, Мамена, Сейтека, Таттимбета, Даулеткерея, русских и зарубежных композиторов ­                                 (П.И. Чайковского, С. Рахманинова, В. Моцарта, И. Брамса и др.). Он и сам сочинил кюи «Шаттық» и «Жастар».

В 1966 году музыкант, композитор, наставник Азидолла Ескалиев удостаивается звания Заслуженного артиста Казахской ССР. В 1990 году ему присвоено звание «Народный артист Казахской ССР» (Народный артист Казахстана).

 

Надежный тыл

Несмотря на то, что вся творческая деятельность артиста была связана с Алматы, душой Азидолла ага всегда был привязан к малой родине.

– Дня не было, чтобы папа не звонил в родной Атырау. Часто родственники, знакомые приезжали к нам погостить, – рассказывает Алма Азидоллаевна. – Он очень любил, когда приходили гости. И если неделю не было в доме никого, он ехал на вокзал и приглашал знакомых из Атырау к нам домой. А кто его не знал на родине?

К слову, гости – тема особенная. Дом Ескалиевых славится особым казахским гостеприимством. Все, кто был знаком с Азидоллой ага, восторгаются ощущением, будто тебя, именно тебя ждут в этом доме. Ночь ли, день или пять часов утра, зайдя в этот теплый дом, в гостиной вы увидите накрытый празднично стол.

– Это наша казахская традиция, которая идет из глубины веков. Так заведено у нас в доме с первых дней, – неспешно вступает в разговор Жанылсын апай.

Большая любовь, однажды посетившая их в юности, не покидала их никогда. И хотя нет сейчас рядом с Жанылсын апай супруга, она хранит однажды сложившиеся в доме традиции.

– Уезжая на учебу в Алматы, он приехал за мной. И увез меня, с тех пор мы были вместе. А провожала нас в далекую столицу подруга Дильда, мама Имангали Тасмагамбетова. Вот такие судьбы, – вспоминает Жанылсын апай.

Немногословная, она незримо присутствовала в каждом дне Азидоллы ага. Ее участие было незаметным, но переоценить роль верной подруги в жизни артиста было невозможно.

Рассказывают, что Азидолла агай имел одну особенность – он носил только белые носки. А каков режим жизни артиста? Это вечные гастроли. И сколько дней длятся гастроли, столько пар белых носков он вез с собой в чемодане, поскольку не терпел ни пятнышка, ни пылинки. Стирать же самому ему и на ум не приходило.

– Об этом нам рассказывала Бибигуль Тулегенова, с которой они нередко вместе бывали на гастролях. Это ведь о чем? – говорит об артисте Абат Кенжегалиев, который тесно общался последние годы. – Это забота супруги, Жанылсын апай. О ней можно говорить долго, это тема отдельного разговора. И можно сказать, что половина успеха нашего прославленного Азидоллы – заслуга апай.

Абат Кенжегалиевич вспоминает с теплотой своего старшего друга:

– Азидолла агай был почетным председателем жюри конкурса молодых исполнителей «Алтын домбыра». На третьем, последнем при его жизни, конкурсе я был свидетелем интересного, показательного примера профессионализма мэтра. Несмотря на последствия после аварии, он слушал выступления участников конкурса. И был, кажется, безучастен, уже сдавала память. Но тут молодой конкурсант при исполнении кюя совершил ошибку. Музыкант встрепенулся, почувствовав фальшь, и стал оглядываться, как бы спрашивая членов жюри, заметили ли они ошибку. Это все-таки был музыкант до глубины души, до последней капли преданный искусству.

 

Возвращение

В 2000 году Азидолла Ескалиев по приглашению тогдашнего акима области Имангали Тасмагамбетова переезжает в Атырау. Старшая дочь Алма Андарбаева создала в это время общественный фонд имени отца «Азеке» для поддержки молодых дарований.

– И вот мы решили провести женский конкурс исполнителей кюев имени Дины, – рассказывает Алма Азидоллаевна. – Вроде уже получили согласие на проведение его в Атырау. Уже пошили костюмы, собрали призовой фонд, напечатали афиши, полная готовность. Но Аскар Харесов, руководивший тогда культурой в области, сказал, что в мае конкурса не будет. Конечно, я была в ярости. Как? Столько подготовки. Вызвал сам Имангали Нургалиевич. Встретил с улыбкой, все выслушал, видимо, предупреждая мое возмущение. Я высказалась, конечно. На что он уверил, что конкурс обязательно состоится, но чуть позже. В городе не было ни одной достойной концертной площадки. Театр был в плачевном состоянии, Дворец культуры без ремонта. К сентябрю закончатся реставрационные работы, а пока предложил подождать.

И конкурс состоялся, а на банкете аким Имангалиев предложил Азидолле Ескалиеву переехать в Атырау, чтобы поднять культуру родного края и для создания здесь музыкальной академии.

Уже в Алматы в доме артиста раздался звонок.

– Нам дали на обдумывание 10 дней. Родители, я и зять, загрузив алматинские гостинцы в купе вагона поезда, поехали в Атырау. В Макате остановка, а там толпа народу – встречали папу во главе с акимом района Салимжаном Накпаевым. В его сопровождении поехали дальше. Ближе к Атырау оказалось, что всех попутчиков по вагону расселили в свободные места. На перроне наш вагон остановился прямо напротив центрального входа. А там красные ковровые дорожки, у микрофона сам Имангали Тасмагамбетов. Столько почестей! Отец, человек по природе молчаливый, лишь слезы лил. Настолько был растроган. Прямо с вокзала нас повезли на квартиру, где аким вручил папе ключи от нашего нового жилья в Атырау.

Как позже станет известно, в том же новом доме, в квартире напротив поселится семья Шамгона Кажигалиева. Его вместе с акимом и делегацией поедет встречать и Азидолла Ескалиев.

– Когда мы вошли в квартиру впервые, в гостиной к нашему приезду уже был накрыт стол. Но я обновила угощения, выложив в числе всего прочего и знаменитые алматинские апорты. Вымыла полы и влажную тряпку расстелила у порога, как это заведено у всех хозяек. Когда делегация вернулась, мама встретила всех с шашу. Это конечно порадовало всех, а Имангали Нургалиевич заметил: «Вижу, вы уже освоились. Это хорошо. Уже и тряпка расстелена у двери. Значит, вы дома». Внимательность его не знает пределов. Поздравив новых новоселов, я пригласила отведать гостинцев с нашего стола. Когда вошли гости, аким ахнул – запах Алматы его просто очаровал! Вот с тех пор мы здесь. Дома.

Большую, счастливую жизнь прожил музыкант, композитор. Дети, внуки, подрастают правнуки. Не забывают друзья,­ ученики и поклонники таланта артиста. Жанылсын апай не одинока, но легким крылом касается грусть, когда бросает она взгляд на большой портрет в гостиной на стене, где он – Народный артист Азидолла Ескалиев, первым покоривший мир звонкой и вечной как степь, домброй.

Марта ОРЫНБАСАРКЫЗЫ