Без пыток и давления

Содержание под стражей подозреваемого в преступлении должно применяться лишь тогда, когда другие способы пресечения использовать уже невозможно. Это предусмотрено в рамках реформы Уголовного и Уголовно-процессуального законодательства. Основные аспекты изменений разъясняет заместитель руководителя департамента государственных доходов по Атырауской области Даулет АКЫЛБЕКОВ.

– Даулет Ертаевич, поясните суть новой реформы Уголовного и Уголовно-процессуального законодательства. Насколько известно, три года назад уже были введены новые Уголовные и Уголовно-процессуальные Кодексы.

– Уголовное и Уголовно-процессуальное законодательство, в соответствии с Концепцией правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 годы, было пересмотрено с целью создания оптимальной модели судопроизводства. Концепция предусматривала введение новых институтов, направленных на дальнейшее последовательное развитие основополагающих принципов защиты прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве. Да, принятие в июле 2014 г. новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов и более двухлетняя практика (с 1 января 2015 года) их действия подтвердила правильность начатых реформ. Новый порядок производства по уголовным делам направлен на неукоснительное обеспечение защиты от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, в случае незаконного обвинения или осуждения невиновного – незамедлительную и полную его реабилитацию. Межведомственной рабочей группой выработан комплекс предложений по базовым направлениям модернизации системы уголовного преследования.

– Задачи ясны, а каковы приоритеты?

– Повышение уровня защиты прав и свобод человека в уголовном процессе. Расширить перечень оснований, по которым мера пресечения в виде ареста не применяется. В первую очередь – по преступлениям в сфере предпринимательской деятельности.

Содержание под стражей, как самая суровая мера пресечения, должна носить исключительный характер и применяться лишь тогда, когда другие меры пресечения использовать невозможно. Важным фактором должна являться ее соразмерность высокой общественной опасности совершенного преступления. По преступлениям, по которым объектом посягательств является сфера экономической деятельности, применение содержания под стражей является нецелесообразным. Данное ограничение не должно распространяться на преступления, совершаемые преступными группами и преступными сообществами, и другие исключительные случаи. Сроки и обоснованность дальнейшего нахождения человека под стражей также должны находиться под строгим судебным контролем. Сократить срок доставления задержанного в суд для избрания меры пресечения до 48 часов. Ограничение свободы человека является одним из серьезных вмешательств в его конституционные права.

– На какое время сегодня можно задержать человека без санкции суда?

– На 72 часа. Этот срок не менялся с 1959 года. За это время способы и методы собирания доказательств значительно усовершенствованы.

В связи с этим, срок доставления человека к судье для проверки законности его задержания и решения вопроса о применении к нему меры пресечения следует сократить. Оптимальным видится доставление в течение 48-ми часов с использованием оставшегося до истечения предусмотренного Конституцией 72-часового срока для судебных процедур, в т.ч. связанных с проверкой обоснованности подозрения, и возможностью немедленного освобождения задержанного из-под стражи при отказе судьи в даче санкции. Только в исключительных случаях, перечень которых должен быть законодательно ограничен, доставление к следственному судье может превышать 48 часов.

Сегодня задержание все еще воспринимается гражданами как средство оказания давления с целью получения признательных показаний. Поэтому порядок ограничения основных прав человека должен быть усовершенствован и максимально приближен к лучшим мировым практикам.

– Повышение защиты прав задержанного будет охватываться только сокращением срока его доставления к судье?

– Нет, еще нужны дополнительные процессуальные барьеры. Необходимо сократить перечень оснований, когда орган расследования может по собственной инициативе задержать человека. Это сократит риски оказания давления и пыток. А наличие в органах расследования конкретного должностного лица, ответственного за соблюдение конституционных прав и свобод человека, станет дополнительным барьером по их защите. Еще одним условием снижения рисков злоупотребления является проведение обязательного медицинского освидетельствования перед водворением человека в места временного содержания, в том числе в присутствии независимых (возможно, по выбору задержанного) медицинских работников.

– Ранее говорилось о том, что будет закреплена обязанность органа досудебного расследования о необходимости уведомления лиц о проведенных в отношении них негласных следственных действиях. А как же тогда секреты расследования?

– Да, будет такая обязанность органа досудебного расследования о необходимости уведомления лиц о проведенных негласных следственных действиях. Вместе с тем, об ограничении его прав при проведении негласных следственных действий, человек может не узнать. Это лишает его возможности защищать свои нарушенные права в суде. Даже если лицо, в отношении которого проводились негласные следственные действия, не было признано подозреваемым, орган досудебного расследования должен обеспечить надлежащее его уведомление, если это не нарушает интересы расследования и не связано с раскрытием государственной или иной охраняемой законом тайны.

Должна быть исключена практика сбора правоохранительными органами доказательств, выходящих за пределы расследуемого деяния.

Должны быть исключены случаи, когда органы расследования, не найдя подтверждения вины по расследуемому событию, начинают в рамках того же уголовного дела искать улики о совершении лицом других криминальных деяний.

– Для чего?

– С целью привлечения человека к уголовной ответственности любой ценой, чтобы не прекращать дело по реабилитирующим основаниям и не нести должностную ответственность за необоснованное уголовное преследование. Нужно законодательно запретить сбор доказательств, выходящих за пределы расследуемого деяния. Для совершенствования и повышения объективности процедур оценки доказательств необходимо имплементировать из лучших зарубежных практик стандарты доказывания.

– Что планируется ввести для расширения процессуальных возможностей адвокатов?

– Сегодняшний перечень полномочий адвокатов не позволяет им в полной мере качественно представлять интересы их подзащитных. Поэтому для повышения состязательности предлагается наделить их более широкими полномочиями по сбору доказательств, включая непосредственное обращение в суд с ходатайством о производстве следственных действий (за исключением негласных следственных действий), не дожидаясь рассмотрения этого вопроса органом досудебного расследования. Указанное направление касается предоставления адвокатам права получить полный доступ ко всем материалам дела на любой стадии досудебного расследования. Это способствует установлению истины по делу и позволит адвокатам правильно выстраивать линию защиты. Права на получение доступа к материалам адвоката должны быть и у органа расследования. Это позволит ему своевременно принимать законные процессуальные решения. В совокупности это не только положительно скажется на усилении защиты прав человека, но в целом на экономии расследования и судебного слушания.

– Каковы новшества по части процедуры расследования и обеспечения экономичности процесса?

– Они должны упрощаться. Сегодня расследование уголовных дел по-прежнему является сложным и финансово затратным процессом, особенно это касается уголовных проступков. Данные деяния были перенесены из Административного кодекса. Однако затраты на их расследование зачастую не соразмерны со степенью их общественной опасности. В этой связи производство по ним должно быть максимально упрощено. Это возможно за счет создания особого порядка расследования уголовных проступков, по аналогии с административным производством.

План Нации – 100 конкретных шагов предусматривает поэтапную передачу следственным судьям полномочий по санкционированию всех следственных действий, ограничивающих конституционные права человека. Поэтому очередным шагом по обеспечению баланса между обвинением и защитой в судах должна стать передача в исключительную компетенцию суда санкционирования всех негласных следственных действий и принудительного освидетельствования. При этом все специальные оперативно-розыскные мероприятия, сопряженные с ограничением конституционных прав граждан, законодательно должны быть переведены в категорию негласных следственных действий.

 Светлана НОВАК