Абзал Талтенов: «Мечты сбываются»

Он знает ответ на вопрос — почему студентов в вузах все меньше? Он в курсе, какая специальность будет в ближайшее время в тренде. Он ищет средство, как бороться с комарами. И умеет готовить быстро и вкусно.

Вот уже несколько месяцев он официально руководит одним из старейших вузов Казахстана, но, несмотря на занятость, нашел время для «Прикаспийки».

Мы имеем в виду ректора АГУ имени Х. Досмухамедова Абзала Талтенова, который сегодня предстает перед читателями «Без галстука».

Театр начинается с вешалки, вуз — с ребрендинга?

— Абзал Ахатович, театр начинается с вешалки, а вы, как только переступили порог АГУ имени Х. Досмухамедова, затеяли ребрендинг вуза. Чем не угодил старый логотип АГУ?

— Прошедшим летом в здании университета состоялось совещание комиссии по поправкам в Земкодекс. Надпись «Dosmukhamedov university» виднелась в зале, где проходило совещание. Сразу после заседания земкомиссии мне позвонил коллега, который в то время находился за границей. Мы, говорит, знали, что у вас в Атырауском университете будет проходить заседание комиссии, и посмотрели его в режиме онлайн. Но все члены делегации, кроме коллеги, и понятия не имели, что это за вуз такой — «Dosmukhamedov university».

Это привело меня к мысли, что необходим ребрендинг вуза. Имя выдающегося ученого, историка, медика и деятеля Алаш Орды для нас свято, мы гордимся тем, что вуз носит имя Халела Досмухамедова и прилагаем усилия, чтобы наши современники и студенты знали о нем. Между тем, бренд вуза в том его виде ограничен масштабами узнаваемости ученого не только в стране, но и далеко за ее пределами. А хотелось бы, чтоб университет был узнаваем во всем мире, поэтому, посовещавшись со специалистами в области брендинга, мы изменили наш логотип на «Atyrau University». Сделали ставку на бренд нашего города. Атырау, как нефтяная столица Казахстана, известен многим в мире и вызывает интерес среди наших зарубежных партнеров-вузов. Верю, что это поможет нам повысить узнаваемость вуза и привлечь иностранных студентов. Более того, этот бренд адресован и атыраусцам.

Согласен, только изменением логотипа невозможно сразу «поднять» вуз, который в национальном рейтинге находится не на лучших позициях. Поэтому помимо ребрендинга мы разработали новую стратегию развития вуза, в которой делаем упор на приоритетные направления.

Мы в своей стратегии сфокусировались на экологии, информационных технологиях, полиязычном образовании и непосредственно на подготовке педагогических кадров. Параллельно будут развиваться экономические, юридические и гуманитарные специальности. Кстати, на сегодня вместе с магистратурой и бакалавриатом в АГУ порядка 60 специальностей.

Одного «Мy name is…» мало

— На каком уровне находится международное сотрудничество вашего вуза? Обучаются ли у вас иностранные студенты?

— На сегодня в университете обучается около 200 иностранных студентов, из которых большинство — это наши соотечественники, проживающие за рубежом. Но нам надо привлекать и других иностранных студентов. Прежде всего, нужно больше программ на английском языке. Сейчас у нас только одна программа на английском языке — магистратура по специальности «информатика», и в этом году мы получили по ней 10 грантов. Будем стремиться к увеличению.

Пытаемся создавать возможности и для наших студентов. Есть программы студенческой академической мобильности, по которым можно проучиться в иностранном вузе как минимум семестр. Но здесь всё зависит от языковых навыков и в первую очередь английского.

Сегодня в определенной степени английским владеют те, которые учатся на специальности «иностранный язык» или «переводческое дело». Да и тут качество «хромает». Для обучения в иностранном вузе элементарный уровень «what is your name — my name is…» не подойдет, ты же будешь там лекцию на английском слушать! Зачеты сдавать! Обязательно нужен определенный уровень знаний языка.

Сегодня наш вуз реализует международное сотрудничество на основе 45 договоров с вузами-партнерами из 16 стран ближнего и дальнего зарубежья. К сожалению, пока не все договора работают в полную силу. Но мы уже начали работу над поэтапной активизацией соглашений и запуском совместных проектов. К слову, мы являемся членами Ассоциации университетов прикаспийских государств, поэтому для нас в краткосрочной перспективе приоритетом международной деятельности является Каспийский регион. Стремимся и к взаимовыгодному сотрудничеству с европейскими, азиатскими университетами.

— Вы немало времени проработали первым проректором Павлодарского государственного университета им. С. Торайгырова, являлись первым проректором по учебной работе Семипалатинского государственного педагогического института, были проректором по научно-исследовательской работе в ЕНУ им. Л. Гумилева… Что-то собираетесь внедрять из опыта работы в этих вузах?

— Когда я прибыл на работу в Павлодарский вуз, примерно такая же ситуация была, как сейчас в АГУ (имеется в виду не совсем достаточное количество студентов. Н.Ш.). Представьте: 2001 год, всего 2 тысячи студентов! В 2004 году, когда вышло Постановление Правительства о том, что в Казахстане образовывают педагогические институты: Костанайский, Таразский, Семипалатинский, Павлодарский и Актюбинский, в Павлодарском университете уже обучалось 18 с лишним тысяч студентов! Хороший контингент важен для роста и развития университета. В АГУ на данный момент чуть больше 3 тысяч студентов очной формы обучения, 2 с лишним тысячи «вечерников» и порядка 1 тысячи заочников.

Я как-то размышлял, почему в последнее время молодежь с неохотой идет в вуз. Ответ очевиден: университеты не отвечают реальным требованиям рынка и не дают им знаний и навыков для успешной профессиональной карьеры. Поэтому при разработке образовательных программ мы привлекаем работодателей, практиков и экспертов. Этот подход применяется в ЕНУ, например.

В целом, опыт работы в каждом названном вами вузе был для меня бесценным.

ЭКСПО — не понты

— Поговорим о новшествах и инновациях. Работник вашего университета представил на ЭКСПО-2017 искусственное солнечно-ветровое дерево, вырабатывающее энергию от ветра и солнца. Как вы рассматриваете его проект и что вообще скажете об ЭКСПО?

— Наш университет представил 2 проекта. Первый, о котором вы сказали — необычный. Правда, инженеры из компании, с которой мы вместе работаем над реализацией, сообщили: эффект будет очень маленький, а сам проект дорогостоящий. Но здесь важно, что проект как идея разработан молодыми ребятами. Университет хочет их поддержать и дать возможность представить на ЭКСПО. Я думаю, что именно университеты должны обеспечить среду для инноваций, стать местом, где можно осмелиться и реализовать самые сумасшедшие идеи. Здесь поучительна история Дэниеля Шехтмана, лауреата Нобелевской премии по химии 2011 года, которому присудили ее аж через 20 лет после его научного исследования. Когда он только сделал открытие о свойствах кристаллов, в научном мире его назвали сумасшедшим и посмеялись над ним. Тем не менее, он продолжал работать над своим исследованием. Поэтому любой проект и любая идея имеет право на жизнь, ведь критикой можно еще на стадии зарождения убить желание заниматься наукой.

Второй проект — беседка с вращающейся солнечной панелью. Научно и промышленно он апробирован и более жизнеспособен. Сейчас с нашим партнером — компанией ТЕКСАН — работаем над внедрением этой разработки в производство.

Мы рады возможности участвовать в ЭКСПО от нашего региона. Ведь выставка ожидается мирового значения.

На путь истинный. Научный

— А как вы собираетесь улучшить жизнь студентов?

— Работать над качеством учебного процесса. В том числе и в вопросах коррупции. Вы, наверное, слышали, как на одном из совещаний аким области пожурил нас: мол, есть слухи, что в АГУ преподаватели за деньги ставят зачеты и экзамены, причем, необязательно посещать занятия.

В начале учебного года лично встречался со всеми преподавателями, а их 438 по штату. Сразу предупредил: взятки — это путь в никуда. Понятно, зарплаты невысоки, они обусловлены бюджетом университета. Но мы не должны сидеть и ждать от государства. Надо научиться зарабатывать интеллектом, научными проектами, научной деятельностью. Есть масса проблем в Атырауской области, которые можно и нужно решить с помощью науки и на которые выделяются средства ежегодно, например, борьба с комарами. Нам надо предлагать эффективные, научно-обоснованные решения для города и области, для индустрии и бизнеса.

Возвращаясь к теме коррупции в вузе. Мы устанавливаем в аудиториях камеры, с помощью которых можно видеть и слышать — как и что преподается. У каждого студента будет пластиковая карточка: заходишь на лекцию, проводишь картой по устройству в аудитории — всё, зафиксировано. Обязательно повысится и качество преподавания, потому что и преподаватели, зная о камерах, не смогут халтурить.

— Кстати, о коррупции: развейте или подтвердите информацию, которую мы нашли на просторах Интернета в yvision: «Талтенов Абзал сосредоточил в Евразийском университете под себя все механизмы магистратуры и докторантуры. Даже витает слух, что у него есть «ставка» для желающих получить ученую степень…».

— Я посмеялся, когда это вышло, хотя после этой публикации сколько меня в финполицию вызывали, в прокуратуру…

Как тут вам ответить? Допустим, в ЕНУ ежегодно выделяют порядка 1000 грантов на магистратуру и 100 на докторантуру. На 1000 грантов в магистратуру документы сдают 3 тысячи с половиной претендентов. На 10 мест докторантуры — порядка 400, и после всего завершения 1000 ходят счастливые, которые поступили, а 2500 начинают думать — кто-то что-то «дал», есть связи. Но я всегда говорю — когда кто-то не поступил, он же не признается честно: вот я английский не знал, поэтому не поступил, или, к примеру, по «спецу» такой вопрос ерундовый был, а я на него не ответил. Мизерное количество тех, кто в этом сам себе честно признается. Большинство же начинают: вот, он кому-то помог.

Однажды мне сделали замечание: вы же павлодарский, поэтому поступили одни павлодарские! Хотя я вообще-то не павлодарский. Потом узнали в каком-то году, что я атырауский, и из 1000 претендентов «накопали» 10 человек атырауских, начали говорить: он взятки берет, атырауских везде пихает. Это не так.

Просто, если ты работаешь, у тебя всегда будут сторонники и противники. Да, противники нужны, но если это честная борьба, а когда люди вообще не знают тебя и говорят такое… Тогда опускаются руки. Бывают моменты, что даже не знаешь, что делать, теряешься.

— А что вы скажете о том, что в Атырау учителей не хватает? Эта проблема уже давняя, но на днях ее вновь поднимал глава региона.

— Когда приехал в Атырау, удивился, узнав, что ежегодно в нашем регионе нехватка 100-140 учителей. Так у нас же в университете основными являются педагогические специальности?! Получается, мы не можем кадрами обеспечить свой же регион? А ведь Атырауская область — это не Южно-Казахстанская, где более 1300 школ. У нас всего-то 202 школы!

Надо выделять гранты на учебу конкретно для этих районов, для этих школ, где имеется дефицит, то есть надо точечно выявлять потребность и нужды. К примеру, в такой-то школе такого-то района не хватает учителей русского языка и литературы, и надо выпускника этой школы привлечь к этой профессии, посоветовать, что не надо идти на экономиста, вот тебе аким грант дает, будешь бесплатно учиться. Но указать в договоре, чтобы после учебы лет пять в районе отработал.

Мы вышли с предложением о выделении целевых грантов на педагогические специальности к акиму области Нурлану Ногаеву. Думаю, все вместе мы сможем решить эту проблему области.

Надо копать

— Какой из многочисленных проектов АГУ вы хотите довести до ума под личным руководством?

— Летом планируем организовать археологическую экспедицию — целый месяц наши студенты-историки, археологи вместе будут находиться на раскопках. Закуплен электронный сканер, который определит — что находится под землей на глубине 1 м — 1,5 м. Археологи утверждают, что наш край очень богат. Просто многие, когда речь идет про историю и археологию, вспоминают Сарайшык. Но есть еще неизведанные места, например, в Индерском, Кызылкогинском районах. У казахов есть такая пословица «Алтын шыккан жердин…» — «Если ты нашел золото, копай еще». Поэтому надо копать. Но: к этому тоже научный подход нужен. Всю землю не перекопаешь. Так вот, иностранных студентов мы можем привлечь археологией, в этом наша уникальность.

Еще один из важных проектов — «English only Space» — пространство для изучения английского языка, где можно будет говорить только на английском. Оно состоит из комплекса студий, в которых будет имитация общественных мест то есть среда для полного погружения и развития разговорных навыков. Такой проект видел в Южной Корее, и тогда уже мечтал — когда-нибудь воплощу его в жизнь в Казахстане!

Другой инфраструктурный проект «iSpace» — это пространство, объединяющее бизнес-инкубатор и коворкинг-центр для студентов, молодых предпринимателей города и области, представителей различных компаний.

— Вам свойственна фраза «Ну и студент сегодня пошёл!»?

— Я сам студентом был 30 лет назад. Сейчас смотрю на студентов — они такие же, как и мы в свое время. Есть только одно отличие: родители! Мы слишком много позволяем детям. Мне кажется, мы не так воспитываем своих детей, как это делали наши родители. Надо призадуматься — так ли нужно опекать?

Связался с химией

— А вы сами каким были студентом? Зубрили, как Шурик из «Операция «Ы» или подходили к учебе «с творческим подходом» — как студент из того же фильма, который называл препода «лопухом»?

— Учился всегда с большим интересом. Школу окончил с серебряной медалью, кстати, не знаю почему, ведь четверок у меня не было.

— Наверное, за плохое поведение…

— Вы что?! Я тогда был сыном работника райкома, директора совхоза, и с поведением все было хорошо.

Химия была моим любимым предметом. Конечно, многое зависит от преподавателя. У нас хороший учитель был, она и сейчас есть, на пенсии. Фанат своего дела. Вот тогда решил: свяжу свою жизнь с химией, и поехал после школы с чемоданом книг только по химии в КазГУ, целенаправленно поступать на химфак.

Хотя папа все звонил мне и спрашивал: «Сынок, я окончил ветеринарный, человеком стал. Может, ты еще подумаешь?», предлагал поступить в Нархоз на экономиста. А я вот выбрал химфак. Помню, наш куратор всё приговаривал — мол, поражаюсь гурьевским ребятам — их очень мало, но учатся хорошо. Я и зачеты «автоматом» сдавал. Вот таким был правильным, наверное, студентом (смеется).

— Готовясь к интервью, мы узнали, что вы рождены в год Металлической Свиньи, и что людям этого знака свойственны умение ставить перед собой цель, добиваться ее осуществления, и что вы всегда нацелены на успех. Но есть минус — «свиньи» импульсивны. Это про вас?

— Наверное, импульсивен, не знаю.

Насчет цели и осуществления. Я мечтать люблю, но не так — помечтал и все, а в том смысле, что мечтаешь, значит, хочешь, чтобы было именно так. Но очень важно прилагать усилия, чтобы мечты воплотились. У меня, как правило, мечты сбываются.

А еще очень нравится древнегреческая пословица: «Великие цели рождают великие дела». Стараюсь и сотрудников учить целеполаганию и добиваться целей. Например, готовить 10 докторов наук за год — сложно. Но даже пять — замечательно. Недавно трое наших преподавателей удостоились звания «Лучший преподаватель вуза»! В прошлом году — один, в позапрошлом тоже только один. А в этом — три. И они все из Атырауского университета! А ведь у нас тут вообще много достойных преподавателей. Просто многие сидят с мыслью — мол, всё равно не выиграю. Нет, надо дерзать и участвовать, к чему мы и призываем.

— Год назад АГУ имени Х. Досмухамедова занимал 15-ю строчку в рейтинге среди гуманитарных вузов страны. Какие прогнозы на 2017-й?

— Среди многопрофильных вузов мы были и 18, и 19, и 15. Не лучшие позиции для вуза с нашим потенциалом. Здесь важно грамотно построить работу. Для себя выработал четкий план на 5 лет: поднять контингент до 15 тысяч студентов, войти в пятерку лучших вузов Казахстана, войти в международные рейтинги вузов. Я своим коллегам говорю: вот план на пять лет, а потом поедем поднимать Аркалыкский пединститут. Вы удивлены, почему Аркалыкский? Они тоже. Я-то шучу, конечно. Но кто знает, как судьба распорядится.

Надежда ШИЛЬМАН